Четырехдневная неделя стала реальностью в России – теперь это считают началом кризиса

Работодатели переводят своих сотрудников на «четырехдневку» в качестве альтернативы увольнению по сокращению штата.

Как известно, в прошлом году Дмитрий Медведев рассказал о том, что в будущем Россию и мир ждет переход на четырехдневную неделю. Это высказывание стало широко известным, однако ни к каким серьезным последствиям не привело. Оказалось, что для сокращения числа рабочих дней нужно серьезно нарастить производительность труда, а с этим у России есть некоторые проблемы. В итоге четырехдневную рабочую неделю даже не стали обсуждать на Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, что положило конец дискуссиям.

Пришел 2020-й, а за ним коронавирус – и теперь четырехдневная неделя стала реальностью для некоторых компаний. Так, в одной их них такие перемены коснулись сразу 25% штата, или 23 тысяч человек. В другой компании рассказали, что «четырехдневка» введена для работников, занятых в ночное время.

Сейчас такой график работы используется исключительно как альтернатива увольнению работников из-за сокращения штата: из-за всеобщего режима самоизоляции и запрета на работу в некоторых сферах деятельности выручка компаний падает, что вынуждает их сокращать расходы. Эксперты уже называют переход на четырехдневную неделю первым симптомом серьезного кризиса.

Тем временем, некоторые исследователи в России вспомнили прогноз известного американского экономиста Джона Кейнса, который предсказывал переход на трехчасовой рабочий день к 2030 году (то есть, спустя 100 лет после прогноза).

С 1930 года прошло уже 90 лет, и за это время трудовая неделя в развитых странах сократилась с 50 до 35 часов, или на 10 минут каждый год. Если такая тенденция сохранится, то к 2030 году среднестатистическому работнику придется трудиться как минимум 33 часа в неделю – это 6,6 часов в день при пятидневной рабочей неделе.

Прогноз Кейнса не сбылся, потому что в то время он полагал, что количество занятых в промышленности не будет сокращаться (возможно и увеличится), а за счет технических инноваций удастся сократить затраты труда, что освободит работников от некоторой части рабочего времени. По факту же оказалось, что в непроизводственной сфере занято гораздо больше людей, а работодатели предпочли сокращать персонал, но не длительность смен.

Что касается России, в национальных целях говорится о том, что к 2024 году производительность труда с учетом инфляции должна расти как минимум на 5% в год, тогда к 2040 году накопится двукратное увеличение показателя, и сокращение рабочего дня до 3 часов может стать реальностью. Однако сейчас в расчеты нужно включить как минимум один новый фактор – это коронавирус, который почти гарантированно вызовет рецессию в мировой экономике.