Израиль собирается поставлять газ в Европу через Кипр и Грецию. Пока этому мешают низкие цены

В 2009 году у побережья Израиля открыли месторождение Тамар, а год спустя – Левиафан, в котором кроме газа есть еще и нефть.

Израиль может стать крупным поставщиком газа в страны Европы – если будет построен Восточно-Средиземноморский трубопровод из месторождения Левиафан в Средиземном море. С этого месторождения первые поставки начались в январе этого года, но для выхода на крупный рынок нужны соответствующие транзитные мощности.

Первое крупное месторождение газа в Израиле было открыто в 2009 году, когда американская компания нашла в 100 километрах от побережья в Средиземном море крупное газовое месторождение Тамар с запасами более чем на 300 миллиардов кубометров. А год спустя было открыто еще более крупное месторождение Левиафан – с запасами газа вдвое больше, в котором нашли еще и запасы нефти.

Благодаря этому Израиль стал перспективным экспортером углеводородов. Пока основное их количество страна потребляет, но добыча гораздо больше, чем объем внутреннего спроса. Чтобы наладить поставки, стране придется реализовать крупный проект газопровода. Правда, оказалось, что запасы газа есть вблизи Кипра и Греции, и три страны в итоге договорились о строительстве Восточно-Средиземноморского трубопровода (EastMed). Сначала Израиль рассматривал вариант строительства трубопровода через Турцию, но после очередного обострения в отношениях вернулся к проекту с Грецией и Кипром, теперь соглашение ратифицировали все три страны.

Газопровод протяженностью в 2 тысячи километров начнется на месторождении Левиафан, затем пройдет через Кипр, Крит и попадет на территорию континентальной Греции (в итоге 1300 километров трубы пройдет под водой). На первое время мощность газопровода составит 10 миллиардов кубометров в год, а в перспективе вырастет до 40 миллиардов, что должно покрыть 10% потребностей стран Европейского союза.

Однако при стоимости строительства в 6 миллиардов евро реализовать проект будет сложно – учитывая, что пока финансирование проекта полностью возлагают на частных инвесторов. С учетом крайне низких цен на газ в 2020 году, проект вряд ли удастся начать без политического решения. Соответственно, для более серьезного обсуждения проекта остается ждать, пока цены на газ достигнут хотя бы докризисных значений.