От 35 до 150 долларов за баррель: сколько будет стоить нефть и что это значит для России?

Официальные прогнозы по ценам вполне умеренные – нефть будет держаться на уровне 35-45 долларов за баррель, но опрошенные The Wall Street Journal аналитики говорят о совсем других ценах.

На 15 июля назначена очередная встреча министров в рамках сделки ОПЕК+, на ней будет определяться судьба нефтяного рынка на ближайшие месяцы. Пока предпосылок к разрыву соглашения о сокращении добычи нет, а цены уже не первый месяц стабильно держатся около уровня отсечения по бюджетному правилу (42,4 доллара). Это неплохой уровень по сравнению с 10 долларами в марте, но все же в условиях кризиса явно недостаточно. Но сможет ли нефть вырасти еще сильнее?

Аналитики, которых опросило издание The Wall Street Journal, дали весьма неоднозначный прогноз – по мнению некоторых из них, цены на нефть могут пробить отметку в 100 долларов за баррель уже в течение 2020 года, а кто-то вообще видит цены на уровне 150 долларов к 2025 году. Они обосновывают это тем, что нынешнее сокращение добычи из-за пандемии COVID-19 в долгосрочной перспективе приведет к дефициту нефти, и ради стимулирования роста ее добычи цены могут подняться до 100 долларов за баррель. При этом директор одного из британских инвестиционных фондов Ричард Фуллартон считает, что 100 долларов – это реальность второго полугодия 2020 года.

Так, из-за спада добычи инвестиции в нефть сократятся в текущем году на треть, а чтобы восстановить добычу на докризисном уровне, компаниям потребуется более 620 миллиардов долларов инвестиций.

Другие аналитики, тем не менее, считают, что пандемия окончательно сократила спрос на топливо, и «эра дешевой нефти» сохранится и после коронавируса. Они прогнозируют цену в 50 долларов за баррель в долгосрочной перспективе.

С такой оценкой пока соглашаются и российские официальные лица – вице-премьер Андрей Белоусов рассказывает о ценах в 35-40 долларов за баррель, а министр энергетики Александр Новак – о нефти по 40-45 долларов.

Фундаментальные факторы нефтяного рынка говорят об этом же, считает Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности. По его словам, на Россию сокращение добычи по соглашению влияет сильнее, чем на другие стороны. Так, Саудовской Аравии сложно выживать при нефти по 40 долларов, но там специфика добычи такова, что нарастить ее можно быстро, как и в случае со сланцевой нефтью в США. Для России, как ни странно, пока выгодно сохранить сокращение еще на какое-то время, чтобы нефтяные компании могли подготовиться к расконсервации скважин.

Сам по себе глобальный рынок нефти испытывает проблемы, потребление не растет так, как того хотят нефтедобывающие страны, и все еще сохраняются избыточные запасы и производственные мощности.

С другой стороны, на цены давят добытчики сланцевой нефти – они могут приступить к добыче уже при ценах в 35-40 долларов за баррель, при этом США не являются участником ОПЕК и не могут запретить своим компаниям нарастить добычу.

Для России есть 2 сценария, считает Константин Симонов – продолжать выполнять условия сделки и получить цену в 35-45 долларов за баррель, или начать очередную ценовую войну со сланцевой нефтью из США. Правда, предупреждает эксперт, победить в этой войне вряд ли удастся благодаря гибкости и технологичности сланца.