Власти уже много лет обещают избавить российских школьников от третьей смены и по максимуму сократить вторую – но ощутимых результатов пока не наблюдается. Тем временем, иногда вопрос с новыми школами упирается в бюрократические препятствия.

Родительский комитет выкупает школу

В одной из соцсетей на днях появился необычный пост – Родительский комитет Курганской области запустил «народный сбор» денег на выкуп школы в селе Кетово (это фактически пригород Кургана). Деньги общественник призывает в форме добровольных пожертвований вносить в бюджет области – а потом присылать квитанцию на электронную почту комитета. Так активисты планируют посчитать, сколько уже было собрано именно на эту цель.

Всего собрать нужно очень крупную сумму – около 316 миллионов рублей. Это так много, что комитет предложил обратиться к депутатам Госдумы и сенаторам, чтобы те 2 месяца отдавали по 50% зарплаты, а в третий месяц – 20%, только так можно собрать нужную сумму на школу.

И если реакция Госдумы понятна и без официального ответа, то история того, как уже построенную современную школу отказалось выкупать государство, требует объяснений.

Предыстория вопроса

Все началось в октябре 2016 года – тогда администрация Кетовского района заключила со строительной компанией «Эверест» договор аренды земли под будущую школу, а в 2017 году область подала заявку в тогда еще Минобрнауки на участие в программе по созданию новых мест в школах.

Это было нужно – мест в старой школе не хватало, дети и сейчас вынуждены учиться в две смены и приходить домой поздно вечером.

Изначально власти договорились так: «Эверест» строит школу, а регион затем выкупает ее. Ориентировочную стоимость определили на уровне 734,1 миллионов рублей, 682,2 миллиона из них давал федеральный бюджет как субсидию, еще около 50 должен был добавить регион. Но главное – итоговую стоимость выкупа школы должна была определить независимая оценка по итогу готовности объекта.

Школу построили в октябре 2020 года, но оценочная компания по заказу региона насчитала стоимость объекта всего в 738 миллионов рублей. Это странно, потому что компания насчитала физический ущерб зданию в 30% – для нового объекта. Застройщик попросил увеличить сумму выкупа до 998 миллионов рублей – именно так он оценил расходы с учетом роста цен на стройматериалы и повышение НДС с 18% до 20%.

Когда власти района отказались выкупать школу по такой цене, компания заказала свою оценку в Уральской ТПП – и та оценила объект в 1,1 миллиарда рублей. Это нормально, учитывая, что школа рассчитана на 1100 мест и оборудована по современным стандартам.

Власти отказались выкупать школу и после второй независимой оценке – в районе считают, что застройщик просто пытается получить больше денег манипулируя чувством ответственности за детей. Что интересно, из-за промедления с выкупом властям пришлось вернуть федеральному центру субсидию в 682 миллиона рублей – и обратно получить ее будет непросто.

Что дальше?

Сейчас областной родительский комитет пытается поднять внимание к этому вопросу (хотя о нем пишут и федеральные СМИ), требуя от региона выплатить застройщику 316 миллионов рублей разницы.

Однако успехом это, судя по всему, не увенчалось – глава комитета Юрий Леонов объявил, что у области нет денег на школу, из-за чего все принятые ранее решения уже не имеют значения. Он призвал собрать недостающую сумму добровольными взносами – именно для этого он просит вносить их в бюджет региона.

Власти же оправдываются тем, что не обязаны выкупать школу – о ее строительстве договаривался ныне осужденный за коррупцию бывший глава района. Нет соглашения района со строителями, но бюджет может выкупить объект, если договорится с компанией по цене. И застройщик, как уверяют в районе, знал об итоговой цене с самого начала и вплоть до подписания акта ввода в эксплуатацию.

Бюджет же не может выделить больше, чем насчитала независимая экспертиза (первая), поэтому вопрос с выкупом застопорился.

При этом власти района не отрицают, что ситуация с наличием мест в школах критическая – но решать ее могут и другими способами. Так, уже рассматривают вариант пристройки к старой школе или строительство совершенно новой школы. Правда, все понимают – застройщик не сможет продать построенный объект кому-то кроме государства (ведь школа на 1100 мест – это специфический объект), поэтому у активистов еще есть надежда на положительный исход дела.