Судебные приставы защитят должников от коллекторов. Для этого им дадут доступ к БКИ

Пристав сможет увидеть, кто направил в бюро кредитных историй данные о долге и имеет право на его взыскание.

Сейчас к данным из бюро кредитных историй (БКИ) доступ есть у нескольких категорий субъектов – это суды, нотариусы, следователи, Центробанк, а недавно доступ получили и сами заемщики. Но Министерство юстиции намерено включить в перечень еще и судебных приставов.

По действующему законодательству судебный пристав может получить из БКИ часть данных по кредитной истории – это данные самого заемщика, сумма задолженности, ее сроки, уплаченные суммы и наличие залогов. Однако вскоре приставы получат доступ к дополнительной части кредитных историй, в которой указывается, кто направил данные в БКИ, кто выдал кредит, и кто выкупил просроченную задолженность.

Цель поправок – дать возможность судебным приставам проверять, не было ли нарушений в процессе взыскания долга. То есть, послать запрос в БКИ пристав сможет только по факту проведения проверки.

Законопроект связан с тем, что в текущем году в Центробанк стало поступать больше жалоб на коллекторов: те завышали сумму долгов, нарушая законодательные ограничения (прибавляли дополнительные суммы штрафов и пеней). Напомним, что закон ограничивает процентную ставку и максимальную сумму долга. Случаи нарушений оказались не единичными, поэтому Центробанк обратился по этому вопросу в ФССП.

Сами коллекторы не считают, что проблема серьезная. Руководитель коллекторского агентства «ЭОС» Антон Дмитраков говорит, что доля взысканий, которые оспаривают заемщики, не превышает 2%. Генеральный директор «Первого коллекторского бюро» Павел Михмель списывает проблемы на технические ошибки и «черных коллекторов», которые вообще существуют вне закона.

С другой стороны, есть риск того, что в ФССП будут использовать данные из БКИ не только для проверки действий коллекторов. Эксперты опасаются, что приставы будут торговать персональными данными и использовать их в корыстных целях. Причинами называют их низкие зарплаты при сильной загруженности и высокую текучку кадров.