Центробанк за один день «выбросил» на биржу 222 миллиона долларов, но рубль все равно падает

Регулятор проводит валютные интервенции для поддержания стабильного курса рубля, но из-за серьезных колебаний цен на нефть доллар стоит уже около 77 рублей.

Несмотря на подписанное соглашение о сокращении добычи нефти в рамках ОПЕК+, нефть продолжает дешеветь, вслед за ней обесценивается и рубль. Банк России проводит предусмотренные в такой ситуации валютные интервенции, но результата пока нет.

Так, только за 20 апреля Банк России израсходовал на поддержку рубля валюты на 16,8 миллиардов рублей – это примерно 222 миллиона долларов (с датой расчетов «завтра», то есть, 21 апреля). За 2 предыдущих дня на интервенции ушел эквивалент 14,8 миллиардов рублей, но рубль стабильно продолжал падение. В частности, 17 апреля курс доллара на момент окончания торгов составлял 73,99 рублей, 20 апреля он дошел до 75,55 рублей, 21 апреля – до 77,08 рублей. Сейчас курс составляет чуть меньше 77 рублей, но это явно не конец.

Ключевой фактор – падение цен на нефть, сначала фьючерсы на нефть марки WTI упали до отрицательных цифр (до минус 40 долларов за баррель), а российская нефть Urals колеблется от 7 до 9,5 долларов за баррель, сегодня ее цена составляет около 11 долларов. Нефть марки Brent тоже достигает антирекордов начала 2000-х – сегодня цена барреля опускалась ниже 17 долларов.

Правда, с учетом таких цен на нефть можно утверждать, что Центробанку удалось сгладить падение: если до марта при курсе доллара в 63 рубля баррель стоил 60 долларов (3780 рублей), то сейчас это 77 рублей и 18 долларов – или 1386 рублей за баррель. Соответственно, при пропорциональном изменении курса доллара он должен был бы стоить около 210 рублей – но пока его рост далеко не такой резкий.

Падение цен на нефть связано со снижением спроса на нее и тем фактом, что свободные мощности для хранения нефти закончатся уже в мае. Так, WTI – это поставочные фьючерсы, и если инвестор покупает определенное количество нефти, он должен физически ее забрать. Забирать нефть некуда, поэтому цены упали до отрицательных значений.