Как считает президент Киргизии, претензии властей к компании абсолютно законны, а компания должна соблюдать все законы страны.

В 1978 году на территории Киргизии было открыто золотое месторождение Кумтор, но к его промышленному освоению приступили только после распада СССР. В 1992 году власти республики отдали права на разработку месторождения канадской компании Centerra Gold Inc. (Центерра), причем без какого-либо тендера. Более того, канадская компания получила право применять законы Киргизии только в том случае, если они не противоречат соглашению с властями Киргизии.

До настоящего времени канадская компания вела добычу золота на месторождении – например, в 2020 году там было добыто 17,3 тонны золота, причем Кумтор дал 12% от всего ВВП Киргизии. Компания заплатила в бюджет республики эквивалент 181 миллиона долларов в виде налогов, а общие траты составили 344 миллиона долларов.

Тем не менее, Кумтор и компания «Центерра» уже очень давно вызывали вопросы у оппозиции в Киргизии. Например, в 1998 году грузовик компании опрокинулся и упал в реку Барскоон. Он перевозил крайне опасный для человека цианид натрия, используемый при отделении золота от породы. Ущерб был нанесен не только природе, но и сотням жителей окрестных сел, от отравления погиб один человек. Компания же пыталась замолчать последствия аварии.

Против «Центерры» периодически протестовали местные жители – они перекрывали дорогу к руднику, отключали ему электроэнергию, доходило и до прямых столкновений.

Но главное – в протестах участвовал нынешний президент республики Садыр Жапаров, который после одной из акций протеста был задержан, обвинен в попытке захвата власти и осужден на полтора года тюрьмы.

Теперь же против «Центерры» настроены и власти. Началось все с судебного иска экоактивистов – они заявили, что канадская компания складирует пустую породу на ледниках, из-за чего те начали таять и уменьшились в 3 раза. В мае районный суд в Бишкеке требования поддержал и постановил: компания должна выплатить в бюджет штраф в размере 261,7 миллиардов сомов – это эквивалент 3 миллиардов долларов. А вместе с налогами, штрафами и пенями сумма вырастает до 4,9 миллиардов долларов.

Что интересно, весь внешний госдолг Киргизии составляет лишь 4,2 миллиарда долларов.

Президент Жапаров считает, что сумма требований обоснована, а компания должна работать в строгом соответствии с законодательством Киргизии. Работать, правда, она вряд ли сможет – на днях местный парламент сразу в трех чтениях утвердил поправки, которыми государство получает право ввести внешнее управление в компаниях. И 17 мая парламент ввел внешнее управление на Кутморе, передав контроль за месторождением правительству.

Канадская компания пытается оспорить иск в международном арбитражном суде – отметив, в частности, что власти Киргизии поразительно быстро внесли поправки в законодательство и фактически национализировали рудник. Свое слово высказали также правительство Канады и Европейский банк реконструкции и развития.

Эксперты склонны считать, что решение национализировать рудник вызвано сразу несколькими причинами – это обвинения в коррупции при его приватизации, а также бедственное положение экономики республики. Из-за локдауна и закрытых границ потенциальные трудовые мигранты остались внутри страны без работы, а государству нужны деньги. В дальнейшем сумму требований могут снизить, или же канадская компания предпочтет оставить рудник государству.