Запретили снимать на смартфон. История про то, как клиент 3000 рублей у банка отсудил за моральный вред

До сих пор у многих блогеров и журналистов остаются вопросы касательно того, на сколько правомерна видеоъёмка, если её герои не дали своего согласия. Наш эксперт рассказал нам о реальном деле, которое он вёл уже более 7 лет назад. Несмотря на то, что дело было рассмотрено в 2013 году, нормы закона с той поры изменений не претерпели и потому история смело можно проецировать на сегодняшний день.

Евгений Митин, эксперт издания комментирует:

Мой доверитель зашёл в офис банка «Ренессанс Кредит» в городе Архангельске, какое-то время подождал свою очередь в общедоступной клиентской зоне, где кроме него находились и другие клиенты банка. Дождавшись своей очереди, он зашёл в кассовую кабину (специально отгороженное помещение, где клиент и кассир отделены друг от друга прозрачной перегородкой) и обратился с просьбой, которую потом представители банка назовут «неадекватным поведением»: сделать ему очередной платёж по кредиту не одним платежом, а десятью. Когда кассир отказала ему в проведении данных банковских операций, он достал телефон, начал видеосъёмку и попросил повторить этот отказ на запись. Кассир несколько раз потребовала прекратить съёмку, но мой доверитель прекращать её не стал. Тогда она вызвала охранника, который открыл дверь кассового помещения. Мой доверитель, продолжая видеосъёмку своего диалога уже с охранником, объяснил, что, по его мнению, ему незаконно отказывают в проведении банковских операций. Поскольку к тому времени они уже вышли из кассового помещения обратно в клиентскую зону, то в кадры попали и посетители банка. Охранник вызвал ЧОП, сотрудники которого прибыли достаточно быстро, и с которыми состоялся аналогичный диалог. После этого кто-то из них вызвал полицию. Сотрудники полиции тоже прибыли достаточно быстро, но, не увидев никакого криминала, решили ограничиться взятием объяснений по факту вызова.

После этого мы обратились в суд с иском к банку о компенсации морального вреда, ссылаясь на незаконность отказа в проведении банковских операций и незаконность требования и запрете видеосъёмки, невыполнение которого повлекло за собой вызов полиции.

Суд первой инстанции (Октябрьский районный суд города Архангельска) в иске отказал с формулировкой «не установлено неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств банка по кредитному договору». Однако вышестоящий Архангельский областной суд это решение отменил. Апелляционная инстанция указала на то, что мой доверитель «не обосновал разумность и добросовестность своего требования зачислить сумму ежемесячного платежа 10-ю операциями, а не одной, как это предусмотрено графиком платежей» и в данной части в иске отказал. Но применительно к видеосъёмке апелляционный суд отметил, что правового запрета на её проведение в подобной ситуации не установлено и в этой связи взыскал моему доверителю компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей (напомню, дело рассматривалось в 2013-ом году).

Уверен, решение суда было бы другим, если бы мой доверитель зашёл во внутренние служебные помещения банка, где хранится документация, содержащая банковскую тайну, и начал бы видеосъёмку там. Или, например, если бы он начал снимать процесс банковской операции между другим клиентом и сотрудником банка. Подобные действия, несомненно, посягали бы на банковскую тайну и персональные данные третьих лиц.

Но в изложенной ситуации мой доверитель действовал абсолютно правомерно, что и было затем подтверждено решением суда. Законность фото и видеосъёмки в общественных местах (а, тем более, в целях самозащиты своих прав) неоднократно подтверждал и Верховный Суд Российской Федерации.