Что делать, если ваш контент «украли» в Интернете. Рассказывает юрист. Часть 2.

В прошлый раз мы разобрались, как блогеру не нарушить чужие права, создавая свой контент. Сегодня давайте поговорим о том, как блогеру сделать так, чтобы его контент не «крали», и о том, как ему бороться пиратами.

примечание редакции

Важно! Первая часть интервью с Павлом Катковым доступна по ссылке.

Павел Катков

Давайте. Прежде всего, давайте разделим вопрос на две части. Первая – что делать, чтобы контент не «крали» — то есть чтобы блогер (сразу скажем, что это справедливо и для СМИ) всегда мог доказать, что он является правообладателем этого материала. Это актуально и в контексте темы его защиты от возможных претензий лиц, участвовавших в создании этого контента, и в контексте пресечения самим этим блогером незаконного использования его контента интернет-пиратами. Вторая часть – какие меры может принять блогер (или СМИ), какие правовые методы использовать против «пиратов», незаконно использующих его контент.

– С точки зрения этих двух вопросов, можно ставить знак равенства между блогером и СМИ?

Павел Катков

До известной степени. Есть, конечно, различия. Например, блогеры – это, как правило, физические лица, а у нас в силу закона товарный знак может зарегистрировать только юридическое лицо или ИП, следовательно, у блогера, не имеющего этих структур, товарного знака нет. В свою очередь СМИ, хоть и может быть зарегистрировано на юридическое лицо, как правило, всё же, как правило, представляет собой более структурно зрелую формацию, и имеет и юридические лица, и товарные знаки. Или другое отличие: у СМИ есть лицензия СМИ, и, например, права вещательных организаций защищаются специальной статьёй – ст.1330 ГК РФ. Но это уже юридические «дебри». Если мы рассматриваем вопрос «в крупную клетку», то и блогер, и СМИ создают контент, и блогер, и СМИ очищают права, и блогер и СМИ должны подтвердить эти права, если они хотят называть себя правообладателем, а уж тем более если они претендуют на право на защиту и привлечение интернет-пиратов к ответственности. В этом смысле, с точки зрения возлагаемой на них организационно-правовой нагрузки, необходимой для реализации этих прав, да, между ними можно ставить знак равенства.

– Давайте тогда разбираться с первым вопросом. Что делать, чтобы контент не «крали».

Павел Катков

Прежде всего сделаю оговорку про терминологию. «Кража» контента – это бытовой такой термин, журналистский. В правовой среде мы применяем понятие «присвоение авторства» или «плагиат», а также понятие «незаконное использование исключительных прав», а иногда «интеллектуальных прав». В первом случае речь идёт о том, что другое лицо выдаёт ваш контент за свой, а во втором – что авторство не присваивается, но контент всё равно используется без вашего разрешения, а значит – незаконно.

– Не все блогеры и журналисты имеют юридическое образованию, увы.

Павел Катков

Да, я не возражаю, поэтому и поясняю терминологические моменты. Итак, чтобы контент не «крали», нужно, чтобы вы могли уверенно назвать его своим, принадлежащим вам, могли точно считать себя его законным правообладателем. Как этого достичь? Необходимо очищать права на все материалы, все объекты, которые входят в состав итогового блогерского продукта. «Очищать права», в свою очередь, означает получать договоры, дающие вам право использование этих материалов в объёме, необходимом для вашего блогерского контента. Это либо письменные договоры, если речь идёт о живых людях – авторах, либо кликовые соглашения и открытые лицензии, если речь о бесплатном или платном стороннем лицензионном контенте. Мы подробно разбирали эти вопросы в прошлый раз, но только в контексте защиты блогера от возможных претензий со стороны указанных правообладателей – авторов и соавторов материалов, которые он использует для своего конечного продукта.

– Да, верно.

Павел Катков

Однако сейчас мы рассмотрим этот вопрос с другой точки зрения. Чтобы использовать контент и запрещать другим лицам использовать его, вы блогер должен быть правообладателем этого контента. Чтобы называться правообладателем, он должен подтвердить свои права, свой статус правообладателя. Решающее значение это имеет и для суда, и для правоохранительных органов, и для третьих лиц. Требуете удаления контента, взыскания компенсации? Докажите, что вы правообладатель. В судебном процессе это называется «подтвердить своё право на иск». Если это право не подтверждено доказательствами, в иске откажут.

– И как же подтвердить это право доказательствами?

Павел Катков

Иметь на руках все документы, подтверждающие очистку прав на все материалы, входящие в состав блогерского контента. Тексты, музыку, видео, аудио – все.

– Так, допустим, права мы собрали. Как теперь нам работать с пиратами, как пресечь незаконное использование?

Павел Катков

Итак, мы собрали права, мы правообладатель и хотим пресечь интернет-пиратством. В этом случае наш первый шаг – это мониторинг.

– Мониторинг — это что в данном случае?

Павел Катков

Мониторинг – это поиск и выявление в сети «Интернет» случаев использования контента в сети. Раньше это делали вручную, но это не эффективно, поэтому мы используем специальную технологию. Мы называем её для простоты «антипиратский робот», хотя на самом деле это сложная система алгоритмов и документов, написанных юристами, и программных кодов, созданных программистами. По сути это искусственный интеллект (ИИ), использующий машинное зрение, нейросети, machine learning, открытые и закрытые источники, А-В-С анализ, различные походы к поиску и распознаванию информации в сети.

– И что это даёт?

Павел Катков

Это даёт возможность искать в сети любой объект и находить все случаи его использования. Соответственно, если блогер никому не разрешал использовать свои продукты (никому не давал лицензию), то 100% найденного будет пиратским. Если блогер кому-то дал лицензии, то нам понадобится этот «белый список» для его учёта в алгоритмах и вычитания из состава выявленных сайтов.

– Выявили – и что дальше?

Павел Катков

А дальше мы работаем с этими нарушителями от имени правообладателя – в данном случае этого блогера, заявляем требования о прекращении пиратского использования и выплаты компенсации.

– А если нарушитель не отвечает и не платит?

Павел Катков

Если нарушитель не отвечает, мы работаем с информационными посредниками и правоохранительными органами, блокируем его сайт, оказываем на него законные меры правового воздействия. От таких мер большинство нарушителей на связь выходят.

– Хорошо, нарушитель вышел на связь, но выйти на связь – не значит заплатить.

Павел Катков

Да, в этом случае включается судебная машина. Мы работаем с такими нарушителями в порядке искового производства. Для объектов авторских и смежных прав это Мосгорсуд и антипиратский закон, для фотографий и иных объектов это, как правило, арбитражные суды или (в случае с физическими лицами) суды общей юрисдикции на основании общих положений ГК РФ о защите исключительных прав, том числе уже упомянутой на нашей прошлой встрече статье 1252 ГК РФ.

– А какие конкретно меры, какие статьи можно применить к интернет-пиратам?

Павел Катков

Помните, на прошлой встрече я рассказывал, какие статьи и меры могут применить к блогеру авторы, если он не заключит с ними договоры и не очистит права на контент. Вот все те же самые. Давайте их освежим.

– Давайте.

Павел Катков

За незаконное использование объектов интеллектуальной собственности предусмотрена и уголовная ответственность. Кратко пройдусь по основным статьям. Часть 4 ГК РФ: статья 1252 – пресечение нарушения, конфискация оборудования, статья 1253 – ликвидация юридического лица или ИП, статья 1301 – компенсация в размере до 5 млн.руб. или более. КоАП РФ: статья 7.12 — штраф до 45 тыс.руб. с конфискацией оборудования. УК РФ: статья 146 – до 6 лет лишения свободы. И конечно, все «прелести» Закона об оперативно-розыскной деятельности, Уголовно-процессуального кодекса и Закона о полиции: опрос, допрос, изъятие техники и прочее.

– А блокировки?

Павел Катков

Антипиратский закон предусматривает возможность блокировки страницы сайта или сайта в целом в течение срока от 1 до 7 дней. Повторное нарушение может привести к «вечной блокировке» сайта (ч.3 ст.26 ГПК РФ). Есть также другие механизмы – Роскомнадзор, прокуратура и другие правоохранительные органы.

– Но ведь мы уже говорили о том, что заявление в правоохранительные органы не равно приговору нарушителю.

Павел Катков

Не равно, но будет ли вам приятно, если такая вероятность возникнет, если над вами нависнет такой риск? Вот и пирату неприятно. Поэтому он незаконно использует материалы тех правообладателей, тех СМИ и тех блогеров, которые не защищают свои права. Мы даже видели такую картину: есть магазин, в нём есть, условно говоря, сто контрафактных товарных позиций. Приходит активный правообладатель, начинает воздействовать на пирата правовыми методами. Пират снимает его контрафакт «с полки», а другим контрафактом – товаров пассивных правообладателей – продолжает торговать!

– Видимо, с контентом то же самое.

Павел Катков

Конечно! Пассивных не боятся над ними просто смеются. Только активный, и что не менее важно, последовательный правообладатель, сможет в долгосрочной перспективе подавить нелегальный рынок и перевести на себя клиентские потоки.

– Думаете, стоит сейчас вкладываться в эти усилия?

Павел Катков

Конечно, стоит! Сейчас клиент год за годом всё активнее идёт в онлайн, и текущая ситуация с COVID-19 только способствует этому. Так, например, в Италии после объявления карантина онлайн-трафик вырос на 70%, во Франции — на 30%. А в США и РФ в среднем увеличились на 20-30% только за один март 2020 года ! Индустрия электронной коммерции, которая и до этого стабильно росла не менее, чем на 20% в год, сейчас увеличила динамику в разы: уже в июне приток новых клиентов в интернет-магазины составил не менее 15-17 млн.человек, Wildberries утроил показатели, и это не просто мои рассуждения, это данные «Коммерсанта» и Яндекс.Аналитики . И теперь всем этим людям нужно продавать товары, а значит – рекламировать их. А о рекламных доходов блогеров этим блогерам, я думаю, объяснять ничего не нужно (смеётся).

– А можно поподробнее? Каков «кусок пирога», за который пойдёт борьба?

Павел Катков

Давайте снова обратимся к статистике. По данным Forbes, оборот Instagram-рекламы в России составил 10 млрд рублей, а по итогам 2019 года составит 12-15 млрд рублей . Надо ожидать, что в этом году аналогичные показатели будут выше; если проводить аналогию с рынком электронной торговли, они утроятся. Это цифра до 45 млрд.руб. только в Instagram. Однако инста – это не единственная интересная социальная сеть, сейчас наступает время Tik Tok и подкастов, бум которых сейчас идёт на западе, и думаю, в среднесрочной перспективе в 1-3 года дойдёт и до нас.

– Вот это очень интересно.

Павел Катков

Мне самому интересно. Tik Tok сейчас предоставляет немало способов для заработка, при этом продвижением в этой сети всё больше интересуется бизнес . И этот интерес уже создал тик-токеров – миллионеров у нас, в России.

– То есть это уже рынок.

Павел Катков

Да, и этот рынок растёт! И как на любом растущем рынке, на нём будет борьба за идеи, контент, образы, будет мимикрия друг под друга, «кража» интеллектуальной собственности – всё, что есть и было до этого на рынке интеллектуальной собственности и технологий. И наиболее успешным на этом новом блогерском рынке станет тот, кто будет готов не только создавать свой контент, но и защищать его.

– Благодарим Вас за интересный рассказ и полезные советы.

Павел Катков

И я Вас благодарю за то, что поднимаете эту важную тему. Желаю всем блогерам интересного контента, большой аудитории и высоких доходов!

Участник интервью:

Павел Катков
blank
Российский юрист, эксперт по защите интеллектуальной собственности и технологий, владелец IT-legal компании «КАТКОВ И ПАРНЁРЫ» (технология KIP MONITOR)