«Рынок МФО – это не проходной двор и не дырка для мошенников» — интервью с гендиректором «МигКредит»

В 2019 году отечественный рынок микрофинансирования ждут кардинальные изменения. Прежде всего они связаны с поэтапным вступлением в силу Федерального закона № 554-ФЗ от 27.12.2018 года. Новый закон о микрозаймах предусматривает внедрение более жестких ограничений итоговой переплаты, предельных значений ежедневной процентной ставки, выделение спецпродукта, разработанного ЦБ РФ, очерчивание четкого круга лиц, имеющих право на выдачу займа и покупку долга.

Подробнее о новациях рынка МФО редакция «Банки Сегодня» побеседовала с гендиректором МФК «МигКредит» Олегом Гришиным. Компания уже не первый год входит в число лидеров микрофинансирования по размеру кредитного портфеля и является одной из ведущих финтех компаний. Помимо этого, в ноябре 2018 года Олег Гришин вошел в Экспертный совет по микрофинансированию и кредитной кооперации при Банке России.

– В конце 2018 года Владимир Путин подписал закон, который ограничивает предельную сумму долга по потребительским кредитам. Процесс поэтапный. Так, после января 2020 года максимальная сумма долга не сможет более чем в 1,5 раза превысить первоначальный заем. Как, по Вашему мнению, это отразится на рынке микрокредитования? Как МФО будут выходить из ситуации?

Олег Гришин

Конечно, эти законодательные инициативы зададут основные тренды на рынке МФО на ближайшие годы. Снижение максимальной суммы долга (так называемые иксы) и особенно снижение дневной процентной ставки до 1%, заставят многие компании изменить свои бизнес-модели. От ориентации на «займы до зарплаты» (PDL) они начинают ускоренно переходить на работу с длинными потребительскими кредитами (IL), а также на другие клиентские сегменты, в частности, кредитование малого и среднего бизнеса.

По моим оценкам, более 50% компаний из PDL-сегмента будут вынуждены либо перестраивать подходы, либо менять свои бизнес-модели. В то же время я сомневаюсь, что это смогут сделать компании с маленьким капиталом и слабой технологической базой. Потому что быстро изменить бизнес-процесс очень сложно. Это требует не только прямых вложений в персонал, в скоринговые модели, но и понимания специфики поведения тех людей, которые берут потребительские кредиты.

Еще одна тенденция – это ориентация ведущих МФО на финтех направления. Вообще, МФО становятся витриной финансовых технологий России. Они упрощают взаимодействие с клиентами, стремятся предоставить высоко технологичный сервис, что повышает конкурентные преимущества по сравнению с банками.

Из того, что еще не принято, но активно обсуждается и, скорее всего, в этом году вступит в силу – это ограничение долговой нагрузки при займах свыше 10 тыс. рублей. Причем расчет такой нагрузки делается с учетом подтвержденных доходов и расходов.

В России пока не существует единой платформы учета обязательств физических лиц. Все эти данные разрознены по разным бюро кредитных историй (БКИ), а где-то – не учтены вовсе. Сделать адекватную оценку предельной долговой нагрузки клиента в такой ситуации становится проблематично. Создание базы данных на единой платформе, конечно, требует больших технических и организационных усилий, которые может реализовать только регулятор.

В этой связи я допускаю, что займы в МФО начнут выдавать на основе справки о доходах клиента. Вопрос только в том, при какой сумме это целесообразно делать. По экспертным оценкам,  требовать справку о доходах будет целесообразно при займах от 100 тыс. рублей.

– Объем просроченной задолженности россиян перед МФО по итогам января 2019 года увеличился почти до 40 млрд рублей, что является рекордным показателем. При этом темп роста портфеля займов (55%) чуть ниже темпа роста просроченной задолженности (57%). Значит ли это, что страдать от неплательщиков будут сознательные граждане, или будет намечаться тенденция на уменьшение числа выданных займов гражданам с плохой кредитной историей?

Олег Гришин

Я считаю, что это вырванная из контекста цифра, она ни о чем не говорит, потому что данные берутся из отчетности компаний. Большая часть кредитного портфеля может покрываться резервами на все 100%, и это уже вопрос очистки баланса тех или иных компаний.

Если бы вовремя убирали из балансов эти 100% зарезервированные займы, то показатель просрочки мог бы быть в разы меньше. Но экономику конкретных МФО он бы никак не изменил.

Если говорить о сознательных гражданах и их возможных потерях, то к ним тема просроченной задолженности никак не относится. Очистка баланса – это чисто техническая операция.

Что касается граждан с плохой кредитной историей, то здесь ситуация следующая. С учетом того, что в банковском секторе активность кредитования снижается, определенная часть заемщиков перетекает в МФО, что само по себе способствует росту рынка микрофинансирования.

Но если, к примеру, потенциально к нам готовы прийти 100 человек, а перед нами стоит задача нарастить кредитный портфель всего на 30%, то это значит, что мы не можем удовлетворить все заявки.

Поэтому автоматически идет уменьшение числа граждан, которым мы готовы предоставить кредит. Из-за ужесточения скоринга отказы могут быть мотивированы разными причинами, в том числе и плохой кредитной историей. Но говорить именно как о тенденции, что под удар попадут люди с плохой кредитной историей, я бы не стал.

Более того, работа с такой категорией заемщиков может стать стратегией для определенных компаний, их маркетинговой фишкой. По такому принципу работает услуга «кредитный доктор».

– Вообще, как вы боретесь с неплательщиками? Актуальна ли для вас проблема невозврата?

Олег Гришин

Для «МигКредит» проблема невозврата является такой же актуальной, как и для всего рынка, потому что оказывает прямое влияние на финансовый результат. Если говорить о неплательщиках, то мы с ними не боремся, а взаимодействуем, используя стандартные способы в рамках федеральных законов и требований регулятора: информируем, взыскиваем, судимся.

– Кругом, сплошь и рядом пестрят объявления с предложением получить заем, не выходя из дома. Таким образом получается, что кто-то, зная чьи-то данные, может взять на его имя кредит? Так ли это? Получается, что зная паспортные данные третьих лиц (или имея чужую ксерокопию паспорта), можно оформить на чужое имя заем? Насколько эта проблема актуальна?

Олег Гришин

Это тоже актуальная для рынка микрофинансирования тема. Однако на самом деле взять кредит на другое лицо не так уж и просто. Ответом на проблему «кражи личности» становится требование об упрощенной или полной идентификации. Мы работаем в рамках 115-ФЗ, где требуется идентификация заемщика. Упрощенная идентификация работает по определенному алгоритму и связана с кредитами до 15 тыс. рублей. При этом обязательно должен производиться запрос через Систему межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Это база данных и определенный сервис, который предоставляет государство в лице Ростелекома.

Поэтому прежде чем выдать заем новому клиенту в онлайне на сумму не более 15 тыс. рублей, нужно провести упрощенную идентификацию. Клиенту необходимо предоставить определенную информацию, например, СНИЛС, который в открытом доступе отсутствует и его нельзя украсть. СМЭВ должна подтвердить, что связка «паспортные данные – СНИЛС» корректна. Только в этом случае МФО имеет право выдать заем.

При займах свыше 15 тыс. рублей для нового клиента обязательным условием является физическая идентификация. Нужно лично предъявить паспорт в точке выдачи денег. В онлайн такую операцию проводить запрещено. Для регулятора, который контролирует такие потоки, нарушение правил становится поводом для исключения МФО из реестра.

Но и гражданам стоит аккуратно обращаться со своими персональными данными. Если человек потеряет банковскую карту, на которой указан ее ПИН-код, это чья проблема? Это же не проблема банка. Как нельзя украсть сразу базу данных карт и ПИН-кодов, так же и нельзя украсть базу паспортов и СНИЛС, нет этой связки.

Я хочу подчеркнуть, что рынок микрокредитования – это не проходной двор и не дырка для мошенников. Это высокотехнологичный финансовый сектор, который находится под должным надзором регулятора и год от года становится все более цивилизованным во всех отношениях.

– Сейчас активно продвигаются технологии работы с биометрическими данными. Как Вы думаете, они помогут снизить число правонарушений в микрокредитовании? Вы планируете внедрять эти технологии у себя?

Олег Гришин

Хочу обратить внимание, что биометрия – это общий тренд на финансовом рынке. Это не специальная задумка, которая будет актуальна только для МФО. Не менее важна эта работа и для банков. Именно они выступают в качестве агентов сбора биометрии. По данным ЦБ, на данный момент осуществлять сбор биометрических данных начали уже 95 банков более чем в четырех тысячах отделений.

Биометрическая идентификация, конечно, возникла не на пустом месте. Это насущная необходимость. Технология призвана решить, как минимум, сразу две проблемы, завязанные одна на другую. Во-первых, упростить выдачу кредитов, особенно в удаленных районах России (а также для маломобильных граждан). Во-вторых — резко сократить объем мошенничества.

Биометрия позволит глобально снизить несанкционированный доступ к профилю клиента для осуществления финансовых транзакций. Мы будем обязательно применять такие технологии в своей работе.

– Как думаете, за ближайшие 5 лет на рынке МФО что-то принципиально изменится? Если да, то что?

Олег Гришин

Я уверен, что микрофинансовый рынок в горизонте 5 лет будет становиться все более технологичным и во многом будет сопоставим с банковским бизнесом на розничном рынке.

Клиенты будут рассматривать МФО не как вынужденную кабалу, а как сервис, помогающий быстро решить возникшую проблему. В общественном сознании постепенно произойдет переоценка ценностей, микрокредитование станет нормальным альтернативным доступом к финансовым продуктам.

Редакция «Банки Сегодня» выражает искреннюю благодарность директору по связям с общественностью МФК «МигКредит» Игорю Петрову и гендиректору МФК «МигКредит» Олегу Гришину за развёрнутые ответы на наши вопросы.

Материал может быть полностью или частично использован в СМИ при обязательном условии размещения обратной активной гиперссылки на первоисточник (данную страницу).