Как в Китае борются с коррупцией? И почему китайский опыт малоприменим в России

России еще очень далеко до победы над коррупцией – страна стабильно находится внизу международных рейтингов. При этом есть соблазн перенять опыт других стран – например, Китая. Считается, что в Китае очень жестко борются с коррупцией – вплоть до смертной казни для взяточников. Но почему даже такие меры не искоренили этот бич общества, и почему разговоры о китайском опыте для России – чистой воды популизм?

Почему Китай и коррупция – почти одно целое

О китайской системе борьбы с коррупцией много говорят, но ограничиваясь обычно лишь тем, что там за взятку можно схлопотать смертную казнь. Вместе с тем, страна с самым большим населением на планете страдает от коррупции уже не одно столетие, и лишь громкими словами проблему исправить не удается. Поэтому, чтобы понять, как бороться с коррупцией, нужно заглянуть в ее истоки.

Современная коррупция в Китае неразрывно связана с его экономической историей. Совмещать коммунистические принципы с рыночной экономикой не так просто, поэтому трансформация экономики, начавшаяся в 1980-е годы, и стала питательной средой для коррупционеров.

Началось все с того, что в период рыночной трансформации образовался серьезный разрыв между доходами в государственном и частном секторах экономики. Другими словами, чиновники получали слишком мало, имея при этом некоторые полномочия, интересные для представителей частного сектора. А еще становлению коррупции помогла система «территориального фискального подряда», когда власти региона получали большую часть доходов в специальные фонды – откуда их было проще разворовывать.

Еще одна часть коррумпированной системы – менеджмент государственных предприятий. До 1992 года в Китае существовало 2 цены на товары – фиксированные государством и рыночные. Продавая продукцию по рыночным ценам, менеджмент просто забирал себе разницу с фиксированными ценами. Руководители государственных предприятий стали настолько мощными фигурами, что нередко даже занимали высокие посты в руководстве партии.

Все это работало примерно до середины 1990-х годов, после чего центральные власти начали «закручивать гайки» – подчинять госпредприятия министерствам, вводить все новые и новые антикоррупционные нормативные акты, более жестко контролировать государственные закупки. Многое изменила реформа административного аппарата, когда на государственные должности стали назначать не по политической линии, а через всеобщий экзамен. А потом большую часть налогов передали «наверх», и местные власти уже не могли настолько откровенно воровать.

Правда, это помогло более-менее искоренить «низовую» коррупцию, и она перешла на более высокий уровень. По сути, коррупция стала частью системы взаимодействия государства и крупного бизнеса, что сильно затруднило борьбу с ней.

Но самая характерная черта китайской коррупции – это гуаньси. Если говорить просто, то это целая система отношений в китайском обществе. В плане коррупции это подарки и банкеты, которые частный бизнес презентует чиновникам. Конечно, прямая коррупция там есть не всегда, но часто чиновники, получившие такое внимание к себе, относятся к бизнесменам более лояльно. Например, можно «задобрить» чиновника, ответственного за составление документов для очередного тендера на поставку какой-нибудь продукции или услуг. Гуаньси есть даже внутри государственных структур (за взятки чиновники получают повышения по службе и другие блага).

В начале XXI века Китай стал демонстрировать намного более высокие темпы роста – вкупе с высокой долей государственного сектора это снова лишь подпитывало коррупцию. И серьезно бороться с ней власти начали лишь в последнее десятилетие.

Чем грозит взяточничество в Китае?

С точки зрения Уголовного кодекса китайская Фемида наказывает взяточников примерно за те же деяния, что и в других странах. Так, под понятие «получение взятки» в Китае попадают сразу 15 составов преступления, от вымогательства ценностей или имущества, до неправомерного получения неучтенных активов или банального неправомерного действия госслужащих за материальное вознаграждение.

Куда интереснее в китайской борьбе с коррупцией наказания – они предполагают очень большую «вилку», например:

  • дача или получение взятки – наказывается лишением свободы на срок до 5 лет;
  • если есть отягчающие обстоятельства (например, это уже не первая взятка, или есть имущественный вред государству) – предел наказания увеличивается. Виновному грозит до 10 лет тюрьмы, а если обстоятельства особо отягчающие – то вплоть до пожизненного заключения с конфискацией имущества;
  • субъектом ответственности за взятку может быть и юридическое лицо – тогда его руководителю грозит от краткосрочного ареста до 3 лет тюрьмы;
  • если виновное лицо во всем признается и раскаивается (до начала судебных разбирательств), ему смягчат наказание вплоть до полного освобождения от него;
  • самые жесткие наказания полагаются за взятки или хищение государственного имущества на сумму более миллиона долларов в эквиваленте – за это полагается до 10 лет тюрьмы, а в исключительных случаях – смертная казнь с конфискацией имущества.

Считается, что в Китае под суд по делам о коррупции может попасть практически любой госслужащий, от простого полицейского до министра или главы крупной корпорации. Известен случай публичной казни 150 бизнесменов, причастных к подкупу госслужащих на строительстве олимпийских объектов в 2008 году. А всего, по некоторым данным, за последние 12 лет в Китае было расстреляно около 13 тысяч коррупционеров. А только за один год их арестовали более 160 тысяч.

Естественно, что большая часть дел заканчивается тюремным сроком или крупным штрафом. Например, есть случаи, когда сотрудник дорожной полиции за взятку около 100 долларов в эквиваленте получил 9 лет тюрьмы.

Но давать крупные сроки за коррупцию в Китае стали относительно недавно – с середины 90-х власти страны только начали бороться со взяточничеством (тогда в Уголовный кодекс ввели дополнительные статьи), а самые громкие скандалы прогремели в середине 2000-х годов. Например, крупные сроки получили несколько мэров больших городов, которые тратили деньги на личные нужды.

Еще серьезнее за коррупцию в Китае взялись после землетрясения в провинции Сычуань, где погибло более 69 тысяч человек. Как оказалось, многие здания были построены с нарушениями, из-за чего не выдержали подземных толчков. А строить их разрешили коррумпированные местные власти – именно землетрясение дало старт крупным расследованиям.

Тем не менее, считается, что многие дела о коррупции в Китае имеют политическую окраску, а реальные масштабы взяточничества такие, что действующих мер недостаточно, чтобы бороться с ним.

Насколько хорошо у Китая получается бороться с коррупцией?

Как можно понять, основной подход Китая к коррупции – жесткие наказания даже за небольшие по сумме взятки, и «показательные» сроки или даже смертные приговоры за самые крупные суммы. Но сама по себе система построена примерно на тех же принципах, что и в других странах – и эффективность ее находится примерно на том же уровне.

В официальных заявлениях китайского руководства все выглядит так, будто страна практически победила коррупцию. Чаще всего говорится о том, как в декабре 2012 года председатель КНР Си Цзиньпин объявил новую эру борьбы со взяточничеством. Правда, даже они буквально каждую неделю отчитываются о задержании за коррупцию очередного высокопоставленного чиновника – это происходит настолько часто, что уже становится обыденностью. Например, не так давно в Китае задержали троих членов Политбюро ЦК КПК, потом – глав государственного энергетического управления и местного подразделения Интерпола.

Поэтому даже официальная пропаганда признает – решать проблему китайской коррупции предстоит еще очень долго, и в любой момент могут возникнуть новые вызовы. Статистика соответствующая – еще в 2013 году власти отчитывались о том, что в стране осудили более 1 миллиона взяточников.

Другими словами, даже официально коррупция в Китае процветает – иначе задерживать за взятки было бы просто некого. Многих это удивляет – неужели при такой неотвратимости наказания (вплоть до смертной казни) кто-то еще осмеливается брать взятки?

На самом деле, не все так просто. Коррупция в Китае пронизывает буквально все общество – вплоть до самой его верхушки. Да, только официально из 70 миллионов чиновников под следствие попали более 1,3 миллионов, а неофициально – до 10% от всех госслужащих уже находятся «в разработке». Но до некоторых высот борьба с коррупцией все же не дотягивается. После нескольких утечек информации и «Панамагейта» стало известно, что у многих высших руководителей КНР есть родственники за границей, а дети партийных функционеров скупают элитную недвижимость в странах Европы. То есть, политика

Соответственно, закон не работает в равной степени для всех – некоторые чиновники остаются «неприкасаемыми». С другими же тоже не все так просто: даже получив крупный срок за взятку, китайский чиновник может выйти на свободу раньше. Смертные приговоры часто выносят с отсрочкой наказания, и за этот срок приговор удается пересмотреть. То есть, «лазейки» в законах все же присутствуют.

Еще один фактор против полномасштабной борьбы с коррупцией – это риск проблем в экономике. Да, коррупция в Китае настолько тесно сплелась с экономикой, что активная борьба со взяточничеством начинает замедлять экономический рост (что отражается на популярности партии в народе). Например, если раньше бизнес получал разрешения на строительство домов и фабрик через взятки, то сейчас получить эти разрешения полностью по закону сложно, дорого или вообще невозможно.

Замедление экономического роста, внутриэлитная борьба, гибкость и избирательность правосудия – вероятно, основные причины того, что проблема коррупции в Китае, несмотря на попытки побороть ее, все еще не утратила своей актуальности.

Чем отличается опыт других стран?

Проблема коррупции присутствует везде, где есть чиновники и бизнес. Конечно, в разных странах ее уровень будет разным, но природа взяточничества одна во всем мире. Как считают в Transparency International, уровень коррупции можно измерить одним обобщенным показателем – это Индекс восприятия коррупции. Чем выше балл, тем лучше ситуация в стране. В 2020 году лучше всех боролись с коррупцией Дания и Новая Зеландия, хуже всех – Сирия, Сомали и Южный Судан. Китай в этот раз занял 78 место, тогда как Россия – 129-е.

Опыт разных стран показывает, что каких-то новых и уникальных инструментов для борьбы с коррупцией попросту не существует, все уже давно придумано, а вопрос – лишь в их использовании. Вот несколько примеров:

  • Польша (45 место) – там работает система из трех специальных антикоррупционных органов, все чиновники регулярно сдают декларации, а налоговый контроль сверяет фактические доходы с задекларированными. Дел против чиновников возбуждают много, правда, многие фигуранты все же смогли доказать свою невиновность (но не все смогли вернуться в политику);
  • Франция (23 место) – в стране активно насаждают антикоррупционную этику, и даже создают для этого целые государственные органы. Чиновники обязаны отчитываться о своей работе, а также им запрещено принимать подарки дороже 300 евро. Критикуют Францию за долгое и неповоротливое правосудие, а из-за дефицита финансирования многие дела вообще не расследуются;
  • Норвегия (7 место) – для расследования коррупционных дел создана специальная прокурорская служба, также в этом участвует финансовый надзор. Чиновникам ограничен переход на работу в бизнес, равно как и наоборот – нужно выждать определенный срок. Главную роль в борьбе с коррупцией власти отводят политике ее предотвращения, также власти особое внимание уделяют самым «тяжким» случаям коррумпированности;
  • Сингапур (3 место) – борьба со взяточничеством связана с именем премьер-министра Ли Куан Ю, но его методы считаются слишком жестокими. Сейчас для борьбы с коррупцией в стране существует специальное Бюро, а в отношении чиновников теперь применяется «презумпция виновности» – они должны объяснять каждое несоответствие в доходах, расходах и налогах;
  • Мексика (124 место) – основную часть антикоррупционной системы начали строить только в 2015 году, было создано несколько специальных антикоррупционных органов, введены новые правила назначения на должности чиновников, а любой гражданин может пожаловаться на коррупцию буквально напрямую в Палату депутатов.

Таким образом, почти все страны мира строят свою борьбу с коррупцией примерно по одной схеме – это создание специальных органов по выявлению фактов взяточничества и подкупа, а также активная политика по предотвращению коррупции. Чаще всего это контроль доходов и расходов чиновников, предотвращение конфликта интересов, система реагирования на выявленные случи взяток.

Примерно то же существует и в России – но ее позиции в рейтинге все еще очень низкие, так что ключевую роль играют не антикоррупционные институты, а эффективность их работы.

Стоит ли перенимать китайский опыт?

Идея сажать чиновников на долгие годы за небольшие взятки популярны в небогатых странах, в том числе и в России. А тот факт, что Китай традиционно находится выше России в Индексе восприятия коррупции, делает китайскую модель еще более привлекательной. Настолько, что еще в 2013 году премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал «приглядеться» к опыту КНР в борьбе со взяточниками. Правда, даже он заметил, что китайские методы слишком жесткие и в полной мере не могут подойти для России.

По сути, если адаптировать китайскую модель к российским реалиям, это отразится разве что на максимальных сроках тюремного заключения за коррупцию. Так, в России за некоторые коррупционные преступления полагается штраф, за крупные взятки чиновники иногда отделываются условными сроками, а больше 8-10 лет за это практически никто не получает. При этом максимальные сроки можно получить и за взятку на несколько миллионов, и за несколько миллиардов рублей.

Китайская модель основана на максимально жестком наказании за взятки, тогда как современные модели советуют немного иное – а именно, сделать коррупцию просто нецелесообразной. На самом деле, в этом есть смысл:

  • никто не будет брать взятку за выдачу справки, если эту справку отменить;
  • никто не будет требовать деньги за решение вопроса вне очереди, если сделать очередь электронной и в интернете;
  • никто не возьмет взятку за выдачу разрешения, если эти разрешения отменить, заменив на уведомительный порядок;
  • никто не откажется принять заявление без взятки, если эти заявления будут принимать «Госуслуги».

И, что немаловажно, в России это работает – на «Госуслуги» и в МФЦ перенесли большую часть функций государства, налоги взимаются в автоматическом режиме, а «регуляторная гильотина» отменяет устаревшие справки и разрешения.

Но коррупцию побороть почему-то не получается. Российская коррупция присутствует там, где чиновник или силовик помогает избежать наказания; где крохотная фирма без сотрудников получает крупный государственный контракт; где ректор ВУЗа получает 200-300 тысяч рублей в месяц (а преподаватели – 15 тысяч); где в больнице отказываются проводить процедуру по ОМС, переводя пациента в платное отделение, и во многих других аспектах.

А если учесть, что китайская модель во многом построена, чтобы вести борьбу внутри правящих элит, окажется, что для России она вообще неприменима. А вот что России нужно – так это полноценный контроль чиновников (не только доходы, но и расходы), более совершенная система госзакупок, а также простые и понятые правила назначения руководителей государственных учреждений.

Но народу, конечно, больше нравятся показательные процессы – поэтому опыт Китая еще долго будет будоражить умы простых россиян.