Как выживают российские банки под санкциями и что их ждет дальше?
Как выживают российские банки под санкциями и что их ждет дальше?

Российские банки вместе с некоторыми крупными компаниями с февраля-марта этого года оказались под жесткими санкциями США, Великобритании, ЕС и других стран. Это повлияло на их деятельность, хотя и не имело разрушительных последствий. Однако кризис продолжается, и что будет с банками и их клиентами дальше – сказать пока сложно. Мы расспросили экспертов и расскажем вам об их прогнозах на будущее.

Как работают санкции против банков

Первые санкции против российских банков были введены еще в 2014 году – в связи с «крымскими» событиями. Но тогда банковский сектор отделался относительно легко – под самые жесткие санкции попали малоизвестные банки, а нескольким крупным лишь закрыли доступ на некоторые рынки капитала (ввели секторальные санкции).

Теперь же все стало гораздо сложнее. С февраля 2022 года санкциями оказался целый ряд банков, представляющих собой значительную часть банковской системы страны. Наборы санкций банки получили разные:

  • самые жесткие – SDN-лист от США (черный список Минфина), блокирующие санкции от Великобритании и отключение от SWIFT. Этот набор получили ВТБ, «Открытие», Промсвязьбанк, Новикомбанк, Совкомбанк, банк «Россия» и ВЭБ.РФ;
  • то же, но пока без отключения от SWIFT – этот набор получили Сбербанк и Альфа-Банк;
  • санкции от США получили также Транскапиталбанк и Инвестторгбанк;
  • под блокирующие санкции от Великобритании попали Газпромбанк и Московский кредитный банк;
  • под секторальные санкции США попали Газпромбанк и Россельхозбанк.

Сложнее всего оказалось банкам, которые собрали на себе все возможные санкции – они были вынуждены почти полностью прекратить внешние операции. Например, такой набор санкций блокирует зарубежные переводы в долларах, евро и ряде других валют, запрещает контрагентам из США, Великобритании и других стран вести дела с банками, запрещает любой доступ на рынок капиталов, и т.д.

Секторальные санкции в данном случае играют роль своеобразного «предупреждения» – они не ограничивают собственно банковские операции, но запрещают банкам привлекать капитал.

Но в любом случае санкции сильно бьют по имиджу банка и всей банковской системы России. Участие этого банка в крупных международных проектах будет почти невозможно, с ним не будут работать международные платежные системы, его карты не будут работать за границей (даже если Visa и Mastercard решат вернуться на российский рынок).

Банковский сектор – кризис после рекордного года

В 2021 году российский банковский сектор заработал рекордную сумму чистой прибыли за всю историю – 2,4 триллиона рублей. Банки наращивали процентные и комиссионные доходы на фоне роста продаж банковских продуктов, а также сокращали резервы на возможные потери на фоне стабилизации в экономике. Также банки вслед за Сбером начали строить свои экосистемы и вводить подписную модель.

Начало 2022-го было чуть слабее, но ничто не предвещало такого кризиса, который наступил с февраля 2022-го. Банки получили сразу несколько ударов:

  • люди начали массово выводить деньги – как в рублях, так и в валюте;
  • процентные ставки резко выросли – брать такие дорогие кредиты никто не спешит;
  • заемщики теряют работу и доходы и не могут платить по кредитам;
  • ажиотажный спрос на карты системы «Мир» и UnionPay (для использования в России и выезда за границу);
  • санкции и связанные с ними проблемы.

То есть, санкции – не первая и не главная проблема для банков на данный момент. Основной проблемой сейчас для них становятся риски убытков – банки приняли слишком много вкладов под высокие процентные ставки и не могут выдать эти деньги в кредит (потому что кредиты все еще слишком дорогие), а по ранее выданным кредитам клиенты рискуют выйти на просрочку.

Тем не менее, первые последствия санкций (и внешнеполитической нестабильности в целом) уже видны:

  • российские карты Visa и Mastercard не работают за границей, не привязываются к Apple Pay и Google Pay;
  • Росбанк и Хоум Кредит банк зарубежные владельцы продают;
  • переводы за границу сильно усложнились (хотя причина этого – ограничения со стороны государства). Из подсанкционных банков ушли клиенты, работающие с ВЭД;
  • приложения российских банков пропадают из магазинов приложений – если на Android приложение можно установить с сайта или альтернативного магазина, то на iOS остается только мобильная веб-версия онлайн-банка;
  • клиенты подсанкционных банков с брокерскими счетами вынуждены переводить иностранные ценные бумаги другим брокерам.

Как видно, последствия именно санкций не такие серьезные – они коснулись в основном пользователей приложений на Apple iOS и тех, кто пользовался брокерскими услугами банков. Еще меньше тех, кто занимался ВЭД и был вынужден выбрать другой банк для сопровождения своей деятельности (хотя и без гарантий, что и против другого банка не введут санкции).

Основное же влияние на банковскую деятельность оказывают не санкции, а разворачивающийся в российской экономике кризис. И последствия этого кризиса уже видны по банковскому сектору достаточно четко:

  • банки почти перестали нанимать персонал. Исключение – специалисты по работе с залогами и просроченной задолженностью, а также IT-специалисты;
  • банки сокращают филиальные сети. Недавно МКБ объявил, что закрывает около 10% своих отделений в Москве. Другие банки тоже «режут» расходы на операционную деятельность;
  • банки резко сократили выдачу ипотеки и автокредитов – при том, что это самые надежные активы, потому что обеспечены залогами.

Так что предстоящая «финансовая зима» для банков становится все более явной.

Что будет с банками дальше?

Кризис в банковской сфере и в экономике в целом не закончился – хоть процентные ставки постепенно возвращаются к прежним значениям, причина кризиса не исчезла (и неизвестно, исчезнет ли вообще когда-нибудь). Хоть с конца февраля Банк России не отзывал лицензии у банков – что раньше было почти каждую неделю – риски ухода банков с рынка есть.

Банковская сфера в России долгое время была одной из самых успешных, причем с точки зрения технологий – среди мировых лидеров. Средние зарплаты в финансовом секторе в 2021 году составляли порядка 116,5 тысяч рублей в месяц – вдвое выше, чем в среднем по экономике. Строительство экосистем увеличивало число клиентов и доходы, но теперь банкам придется искать новые источники доходов и способы привлечения клиентов.

Так, финансовый обозреватель Никита Макаров приводит такие примеры расширения продуктовой сетки банков:

  • снятие ограничений на продажу физического золота гражданам – его сейчас можно купить без НДС и даже за валюту;
  • процентные ставки по вкладам выше, чем по ОФЗ – вкладываться в банки стало выгоднее, чем на финансовый рынок;
  • для клиентов может открыться доступ к азиатским или африканским фондовым биржам взамен западных;
  • после урегулирования вопросов с криптовалютой возможны и новые криптопродукты от банков.

Что касается традиционных кредитных продуктов, эксперт соглашается – без государственного субсидирования банки не смогут обеспечить докризисные объемы кредитования. Сейчас льготная ипотека стоит до 9% годовых, но по сравнению с 6-7% годовых ранее это все еще дорого. Развиваться без дотационной поддержки рынок не сможет, считает Макаров.

А вот Антон Баланов из Сбербанка считает, что банки не будут сокращать продуктовую сетку, а кредитование будет зависеть от уровня ключевой ставки. По словам эксперта, при ухудшении уровня жизни растет объем кредитования – по мере того, как люди расходуют свои запасы. Соответственно, он ожидает и роста кредитования, особенно на некрупные суммы.

Санкции могут повлиять на развитие банковского сегмента, считает основатель платформы TalkBank Михаил Попов. По словам эксперта, банки лишились доступа к иностранному финансированию – долгосрочному и относительно «дешевому». Теперь фондирование для банков будут обеспечивать клиенты и ЦБ, что сократит объем доступной для банков ликвидности и их инвестиционную активность. Как результат, продуктовая линейка банков будет страдать, а конкуренция – сокращаться. Банкам придется придумывать новые депозитные продуты – только так получится обеспечить ликвидность для кредитных операций.

Отдельно стоит сказать и том, что банковский сектор пострадает с точки зрения технологического развития. Сейчас – и с этим соглашаются все эксперты – российский банковский сектор среди лидеров в сфере финансовых технологий. Но что будет с этой сферой дальше? Эксперты рассказали следующее:

  • развитый финтех поможет рынку лучше пережить тяжелые годы изоляции, считает Михаил Попов. Дальнейшее развитие может идти в сторону создания цифровых кошельков и национальной платежной системы – то есть, китайский путь;
  • в российских банках заложена высокая корпоративная культура и важно сохранить заложенный импульс развития, считает Антон Баланов. По его словам, нельзя отказываться от инноваций, это поможет сохранить заслуженные лидирующие позиции в этой области;
  • российский IT-рынок может предложить банкам новые альтернативы западным пакетам ПО, считает Константин Степанов из IT-компании HFLabs. Российские банки уже на 90% перешли на отечественные автоматизированные банковские системы, но теперь дело за локализацией CRM и аналитических решений. Полный же переход на отечественное банковское ПО может занять минимум три года – например, только на замену баз данных Oracle Database потребуется минимум полтора года.

Правда, пока вместо того, чтобы вкладывать силы и деньги в развитие, IT-департаменты российских банков будут вынуждены «импортозамещать» зарубежное ПО, адаптировать веб-версии сайта для замены приложений, бороться с массовыми наплывами клиентов в особо кризисные моменты.

Как это отразится на клиентах

Пережитые с 24 февраля потрясения достаточно сильно отразились на клиентах российских банков. Сначала самым сложным было забрать свои деньги (особенно в валюте), но теперь проблема номер один – это неработающие за границей карты российских банков. Кроме того, кредитование замедлилось, а в некоторых сегментах вообще остановилось.

Скорее всего, на этом проблемы российских банков в кризис не закончатся – под санкции могут попасть новые банки, а Россию может захлестнуть новая волна кризиса.

Основными опасностями для клиентов банков можно назвать следующие:

  • новые банки могут попасть под санкции. Это риск для тех, кто занимается ВЭД, или просто пользуется мобильным приложением банка на смартфоне (тогда приложение пропадет из официальных магазинов). Под угрозой те, кто покупает иностранные ценные бумаги через брокерский счет в банке – они могут оказаться заблокированными;
  • за границей перестанут работать и карты UnionPay российских банков. Сейчас платежная система отключила за границей прием карт, выпущенных попавшими под санкции США банками, но нет никаких гарантий, что китайская компания не отключит все российские банки от своих сервисов. В этом случае все, кто заплатил по 10-15 тысяч рублей за карту китайской системы, останутся ни с чем;
  • может быть принято решение отключить все российские банки от SWIFT. Это не сделает международные переводы невозможными, но значительно их усложнит;
  • вырастет риск банкротства банков, особенно небольших. В сложившихся условиях банки теряют доходы и наращивают расходы, и специализированные или региональные банки могут не выдержать. Рискуют клиенты, которые хранят в таких банках больше, чем 1,4 миллиона рублей;
  • клиенты, взявшие кредиты сейчас под большие проценты, из-за падения доходов могут оказаться не в состоянии их выплачивать. А просрочки платежей помешают оформить рефинансирование, когда ставки на рынке снизятся.

Основные же операции для клиентов – платежи и переводы по картам внутри России, условия по уже выданным кредитам и госпрограммы вроде «Семейной ипотеки» продолжат действовать без изменений.