Сегодня союз с Россией для Лукашенко — пространство для политического и экономического маневра. Эксперт о встрече Мишустина и Лукашенко

Встреча российского премьер-министра Мишустина и президента Беларуси Лукашенко 3 сентября в Минске продемонстрировала приверженность обеих сторон к дальнейшему сотрудничеству и интеграции, однако вынужденно происходила на фоне непрекращающихся политических выступлений оппозиционно настроенных граждан.

С формальной точки зрения встреча носила рабочий характер и была в основном нацелена на подготовку президентской встречи на высшем уровне, в том числе в формате Союзного государства, однако в политическом отношении встреча имела важный символический характер, демонстрируя российскую поддержку итогов президентских выборов в Беларуси и персонально подтверждая статус Лукашенко как президента и политика, с фигурой которого продолжают связывать перспективы союзной интеграции.

В условиях гражданско-политического кризиса, охватившего Беларусь в последние 1-2 месяца, выхода на политическую сцену Беларуси нового политического трио Тихановской, Цепкало и Колесниковой (ТЦК), Союзное государство безусловно выступает для Лукашенко пространством политического и экономического маневра, позволяющим избежать изоляции как со стороны стран Запада, оспаривающих результаты президентских выборов Беларуси 2020 года, так и со стороны России, сотрудничество с которой имеет вполне определенный формат и нуждается в поступательных интеграционных решениях (не говоря уже о дальнейшем развитии ЕАЭС и ОДКБ). Дальнейшая союзная интеграция России и Беларуси тем более актуальна, что она вступает на вполне ощутимую тропу конкуренции с Европейским Союзом, обладающим большим опытом ассоциирования со своими будущими «рынками сбыта» (например, Грузией, Молдовой, Украиной, а ранее с Мексикой, Турцией, Чили и др.) и выступающим альтернативным центром притяжения Беларуси, во всяком случае, в глазах ТЦК.

Безусловно, ни о каком прорыве в интеграционном развитии Союзного государства по результатам встречи Мишустина-Лукашенко говорить не приходится, так как процесс экономической интеграции, а тем более политического сближения вплоть до конфедеративного объединения – занимает, как показывает опыт ЕС, ни один год и даже ни одно десятилетие и связан с предметной проработкой экономических вопросов, а не политическими встречами президентов. Фактически по результатам встречи Мишустина-Лукашенко можно говорить только о демонстрации намерений и стремлении подтвердить приверженность двух стран уже подписанным договорам, программам и декларациям в сфере союзного строительства, придании данному процессу дополнительного ускорения. На современном этапе, несмотря на сотни подписанных договоров и десятки встреч на высшем уровне, Союзное государство кроме консультационных механизмов по текущим вопросам так и не получило общесоюзную административно-финансовую вертикаль, которая должна была бы включать общую валюту, общее правительство и армию, общий парламент и судебные органы. Важно также отметить, что любые проекты и реформы, в том числе, в сфере союзной интеграции, можно эффективно проводить только в условиях экономической и политической стабильности, когда нет необходимости гасить уличные волнения, отстаивать свою легитимность и принимать непопулярные меры по стабилизации экономики.

Необычная встреча Мишустина и Лукашенко вполне вероятно подводит итог всему тому пути союзной интеграции, который успели пройти Россия и Беларусь до 2020 года, и закладывает основу для нового формата интеграции, где России и в большей степени Беларуси придется прислушиваться исключительно к экономическим аргументам, рискуя в противном случае получить новую волну протестов на белорусской территории (любой кризис в российско-белорусских отношениях отныне будет становиться поводом к активизации белорусской оппозиции и ее сторонников, а также служить одним из инструментов воздействия на белорусский правящий класс со стороны Запада).

Важно отметить, что прежний темп союзного строительства не может устраивать ни Москву, ни Минск: в Москве хотели бы добиться реальных результатов в деле построения союзного или даже общего государства, обладающего высокой степенью единства и необходимым уровнем прочности к внешним воздействиям (в том числе, информационно-психологическим), тогда как в Минске осознали реальность российско-белорусских отношений и значимость взаимной поддержки в условиях обострения международно-политической и экономической обстановки.