Сыр в масле сохнет от зависти: как жили чиновники в СССР и как они живут сейчас?

Президент России распорядился повысить в октябре 2020 года на 3 процента оклады госслужащим. Этот указ о повышении зарплат чиновникам распространяется на всех служащих структур государственного значения, зарплаты которым начисляют из бюджета. Это решение было принято на фоне распространённого Всемирным банком сообщения о том, что в РФ зафиксирован экономический спад, ставший рекордным за последние 11 лет.

Интересно, что все последние 30 лет и количество, и качество жизни отечественных чиновников неуклонно растёт. Причём, это утверждение касается лишь официальных чиновничьих зарплат и льгот. А каково было отношение государства к своим чиновникам в СССР? И какова разница между настоящим и прошлым чиновничеством?

Взаимная ненависть

Отношение к нынешнему чиновнику со стороны подавляющего большинства (если не всех) россиян другим словом не назовёшь. И ответное отношение чиновников к этому подавляющему большинству – тоже. Нет, в СССР эту братию так же не жаловали, но правящим классом номинально был рабочий и крестьянин, и в силу этого принятого в 17-м году постулата чиновники старались в открытую не борзеть. Сейчас сдерживающих факторов почти не осталось.

Нет смысла ещё раз перечислять высказывания слуг народа о народе, лишний раз показывать совершенно бессовестно выставленное напоказ благоденствие, тысячекратно превышающее любые чиновничьи возможности.

Интереснее в сравнении с прошлыми советскими годами проанализировать градацию советского и российского чиновничества до ситуации, в которой даже, например, принародная казнь почти любого отечественного чиновника с сажанием его на кол не вызовет в остальных россиянах ничего, кроме одобрения.

Льготы и привилегии: тогда

Весь пафос октябрьского переворота или, если хотите, революции базировался на искоренении как социального неравенства, так и социального высокомерия правящих классов. Ибо мы простим человеку богатство, даже неправедно нажитое – но надутой и чванливой демонстрации своего превосходства такому богатею не простим.

Один из первых тезисов государственного устройства, что выдвинул Владимир Ленин на заре становления Советского государства, гласил: «Товарищи, освобождённые от физического труда, должны получать вдвое больше квалифицированного рабочего – не более». Этот тезис получил законодательное закрепление принятым в 1921 году декретом. Освобождённым от физического труда товарищам запрещалось иметь заработки на стороне.

Правда, лишь члены ВКП (б) подверглись такому остракизму со стороны своей власти, отсюда и родившееся название этому явлению: «партмаксимум». Беспартийные работники умственного труда просто не стали бы трудиться на благо большевиков за такие гроши. Поэтому, глядя на них, обиженные «товарищи» почти мгновенно разразились многочисленными упрёками своей власти по типу «за что боролись».

В результате служащим предоставили льготы: служебное жильё, медобслуживание, спецпайки, спецдачи, спецсанатории. К концу двадцатых годов от «партмаксимума» потихоньку стали отказываться, в 1932-м секретным декретом он был ликвидирован вовсе. А льготы не просто остались – их до самого конца Советской власти с каждым годом становилось всё больше.

Кроме окладов постепенно вошли в норму разнообразные «серые» доплаты чиновникам-коммунистам, вдвое-втрое превышающие официальное жалование. Эта норма оставалась нормой до самого 1991 года, причём, никаких логических оснований для её существования не было: уже с окончания Великой Отечественной войны чиновников-беспартийных в СССР попросту не было.

Георгий, сын высокопоставленного чиновника, бывшего председателя облисполкома. Сейчас он пенсионер. Воспоминания детства Георгия пришлись на 70-е годы. На годы застоя, так сказать.

– Я не чувствовал в своём детстве какого-то особого к себе отношения и со стороны сверстников, и со стороны взрослых. Может быть, не замечал. Ну, что: в школе все были в форме, никто не выделялся, как сейчас, брендовыми шмотками. Все мы пацанами покуривали за углом, дрались, похулиганивали. Отца мы с двумя братьями почти не видели, но не жаловались: его незримое присутствие было во всём, от домашних ужинов до походов в «Берёзку» и поездок на курорты.

Только чуть повзрослев, друзья из моего круга осознали свою некоторую особость. Помимо прочего в том она заключалась, что даже перебрав в течение всех лет учёбы четыре вуза, я не испытывал никаких проблем с учёбой, совсем не учась. Мне всегда были удивительны постоянные стенания некоторых друзей-студентов на недостаток денег: я его не испытывал, и переводы, и посылки с продуктами получал регулярно, хотя домой заявлялся всё реже… Окончательное моё высшее образование, на чём в конце концов настоял отец – «Экономика промышленных предприятий». Ни черта я в этой экономике не разбираюсь до сих пор, но вот двадцать лет, до самой пенсии проработал в администрации области, ты знаешь. Хоть и начинал простым инструктором облисполкома.

Онлайн-журнал «Логика переворота» цитирует Михаила Восленского, автора книги «Номенклатура», где он так описывает типичного чиновника советских времён не самого высокого, но и не самого низкого уровня:

«По природе он отнюдь не аскет. Он охотно и много пьёт, главным образом дорогой армянский коньяк; с удовольствием и хорошо ест: икру, севрюгу, белужий бок – то, что получено в столовой или буфете ЦК [спецбуфете]. Если нет угрозы скандала, он быстренько заведёт весьма неплатонический роман. У него есть принятое в его кругу стандартное хобби: сначала это были футбол и хоккей, потом – рыбная ловля, теперь – охота. (Позже теннис – авт.). Он заботится о том, чтобы достать для своей новой квартиры финскую мебель и купить через книжную экспедицию ЦК [или обкома] дефицитные книги (конечно, вполне благонамеренные)».

Добавить почти нечего. В общем, жил чиновник небедно, даже пользуясь лишь положенными государством привилегиями: спецобслуживанием, спецсанаториями, спецдачами, спецавтомобилями, загранкомандировками с контейнерами накупленных шмоток и электроники. Всего, конечно, не перечислишь, но, даже не воруя, советский чиновник, в зависимости от уровня, постепенно переставал ощущать себя гражданином страны. Со временем советский чиновник начинал ощущать себя в этой стране «сверхгражданином».

К тому же брал взятки и воровал – но не выпячивал всё это, всерьёз побаиваясь расплаты. Могли и в Комиссию партийного контроля капнуть, могли и в газете прописать. Тогда – конец. Иосиф Виссарионович в своё время недвусмысленно объяснил номенклатуре, что даже с самыми неприкасаемыми её представителями сделать можно.

Нынче поколение таких «привитых» репрессиями чиновников безвозвратно ушло. Жаль, не жаль – но это реальность, данная нам, простым смертным, в ощущениях. Как уже было упомянуто, в основном в ощущении ненависти к ним, которые без «прививки».

Льготы и привилегии: сейчас

Вот основные льготы, положенные гражданским государственным служащим, на 2020 год:

  • Право на получение безвозмездного лечения в любом учреждении здравоохранения.
  • Ежегодная единоразовая выплата – премия.
  • Возмещение затрат на бензин, в случае использования личного транспорта по служебным нуждам.
  • Дополнительный оклад при увольнении на пенсию. Исчисляется в среднем за последние десять лет работы.
  • Увеличение продолжительности отпуска. За год работы прибавка составляет 1 день. Преференция ограничена десятью сутками в общем.
  • Обучение за счет бюджета с сохранением места службы.
  • Пенсионное обеспечение, зависящее от выслуги.
  • Зачисление в кадровый резерв на вышестоящую должность.
  • Получение безвозмездной субсидии для приобретения жилья.

Каждый субъект РФ может расширить круг преференций своим служащим. Законодательство этого не запрещает. И субъекты расширяют. Себе же. «Как захотим, так и сделаем».

А вот таблица роста официальных зарплат наших чиновников лишь за один год (как мы уже знаем, эта тенденция из года в год сохраняется):

blank

«АиФ» пишет:

«Обитателям Думы – причём как депутатам, так и сотрудникам аппарата – положен довольно существенный объём приятных бонусов. Так, например, выходные в одном из подмосковных пансионатов обойдутся им всего лишь в 500 рублей в сутки плюс 350 рублей за обед. Притом, что коммерческая цена такой услуги – от 6 тысяч рублей в сутки. С таким же громадным дисконтом от коммерческой цены… можно уехать и на юга. Путёвки в санатории Управления делами Президента распределяют сначала среди депутатов. Рядовые аппаратчики тоже могут претендовать на место в подмосковной или черноморской здравнице, но по остаточному принципу. Если же здоровье в пансионатах поправить не удалось, обитателей Охотного Ряда ждут в поликлинике УДП и Центральной клинической больнице».

blank

«Но настоящая льгота – это возможность получить несколько миллионов рублей субсидии на улучшение жилищных условий, – цитирует АиФ не названного по имени бывшего чиновника аппарата правительства РФ.– Формальным окладом я даже не интересовался: на руки в месяц выходило около 120 тысяч рублей. С премиями – около трёх миллионов в год. В Минфине министр одному из своих заместителей несколько лет назад, говорят, выписал годовую премию 8 миллионов…»

Сколько их было и сколько их стало

По данным Центрального статуправления СССР, наибольшего уровня численность управленцев в Советском Союзе в 1985 году составляла 2,03 миллиона человек на 280 миллионов всего населения. Простой подсчёт показывает, что в СССР в годы расцвета бюрократии количество чиновников от остального населения, включая младенцев, составляло 0,72 процента.

blank

Первый заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко в интервью «РИА Новости» подсчитала процент чиновников в современной России:

«Их [чиновников и госслужащих] около 2,4 миллиона человек. Получается, на 10 тысяч населения России приходится 163 чиновника. Это 3,3 процента от численности занятых в экономике».

А в сравнении со всем населением России, составляющем в 2020 году 144 миллиона человек, добавим, это 1,6 процента. Более чем вдвое больше, чем в погрязшем в бюрократии Советском Союзе.

Схемы изменились, принципы не меняются. Точнее, отсутствие принципов

Благословенные советские времена! Крали просто и безвкусно, хоть и вагонами, и составами.

В новейшее время крадут со вкусом, и уже не составами. Бюджетными миллиардами крадут. Зачем чиновнику заморачиваться?

А ещё: не крадут. Бизнесом занимаются.

Алексей, зампреседателя правительства одной из областей России, рассказывает:

– Почти для всех моих коллег на должностях от завотделом и выше зарплата – это, как говорится, на сигареты. Санатории, спецбольницы – это для лохов и стариков. Основной доход сравнительно честного российского чиновника или депутата – я четыре года депутатствовал в облзаксобрании – «параллельный» бизнес. Причём, не важно, в какой сфере. Можешь курировать строительство, например, а бизнес иметь в аптечном деле. В соседнем здании сидит твой приятель, курирующий аптеки регионе, и у него пять строительных фирм. Ну, как-то так. Нужно лишь иметь не самых близких родственников, которые официально будут твоим бизнесом руководить. С фамилией, не совпадающей с твоей.

Это, конечно, очень поверхностно: и схем побочного заработка, и возможностей для него у российского чиновника или депутата не счесть. Все дороги открыты.

При этом – воруют! У государства, у бюджета, воруют безбожно и нагло, будучи при этом и так небедными людьми…

«Росфинмониторинг приобрел ноутбук для своего руководителя за 25 тысяч руб. А Ростехнадзор для своего руководителя – за 173 тысячи.

Принтер руководителю Федеральной службы судебных приставов был куплен за 8 тысяч рублей. А руководителю Спецстроя России – за 500 тысяч.

Федеральное агентство водных ресурсов купило кресло для своего руководителя за 15 тысяч, а Федеральное агентство по рыболовству – за 150 тысяч».

Это всё – из публикации в «МК», который, в свою очередь, приводит опубликованные Счетной палатой в «Мониторинге развития системы государственных и корпоративных закупок в Российской Федерации» промежуточные итоги за 9 месяцев 2016 года. При этом отечественных чиновников из года в год государство старается «умиротворять» повышениями жалования и всё новыми льготами. Прям как Гитлера в своё время…

blank

А вот из опыта автора этих строк, в своё время работавшего замредактора областной газеты, публиковавшей информацию о госзакупках региональных госорганизаций и госпредприятий. Одна из больниц столицы региона опубликовала данные о результатах тендера на закупку томографов для своих нужд. Закупили 12 штук по цене 42 миллиона рублей за томограф (это произошло ещё в 2008 году). Для интереса ввёл в поисковую строку Яндекса запрос: рыночная стоимость такого томографа с перечислением всех данных о нём, включая год выпуска, название предприятия-производителя, в общем, всё-всё. Интернет дал ответ: 16 миллионов. Я перепроверил, вновь ввёл все данные именно этого аппарата. 16 миллионов. По результатам тендера, повторюсь, купили по 42 миллиона каждый.

Каюсь: не решился шантажировать местный минздрав и руководство больницы. Был бы сейчас богатым человеком. Или, что гораздо реалистичнее, просто не писал бы сейчас эти строки. По какой-нибудь веской причине. Этот абзац должен заканчиваться эмодзи с подмигиванием.

По улицам чешут мальчики-мажоры

Если в нашей стране есть хоть один гражданин, который не ненавидит и не презирает сынков и дочечек отечественных чиновников – кроме них самих, разумеется – отзовитесь!

Не отзываются. Нет таких в России. Детки отечественных чиновников – самая никчемная, самая бессмысленная и самая вызывающе-наглая часть российского общества. Точнее, даже не часть этого общества, а опухоль на нём. Этакий аппендикс.

– Годам к двадцати, в начале восьмидесятых, осознав свои возможности как сына председателя облисполкома,– рассказывает Георгий,– я настолько оборзел, что едва не обзавёлся крупными неприятностями. Шлялся с друзьями по кабакам, устраивали вечеринки с девочками… Однажды мы с друзьями-студентами по пьянке нарвались на серьёзную драку из-за девчонки. Кто победил – неважно, всех замели в околоток и часа полтора мы просидели в обезьяннике. Разумеется, острили и подшучивали над милиционерами, но некоторую нервозность я в себе ощущал. А потом меня – только меня – отпустили. Моим приятелям дали по пятнадцать суток, почти всех выгнали из вуза. А я имел короткий разговор с отцом – он просто снял ремень и выдрал меня перед всей семьёй. Вот был урок! Мало того, все эти мои друзья со мной больше не разговаривали – меня ведь батя отмазал, а за них и слово сказать некому было… Так, конечно в те годы происходило не часто – обычно отмазывали всю компанию, да и компании состояли из детишек примерно одинакового уровня. Но со мною случилось так. Не скажу, что больше не куролесил – ещё как – но старался в истории не попадать.

Вот интересно, детишки нынешних чиновников, попадающиеся на наркоте, наездах на людей в пьяном виде, на жесточайших избиениях, изнасилованиях – сейчас ведь СМИ пестрят такими историями – что они выслушивают от своих родителей? «Сынок, – или дочка – ты уж как-нибудь полегче с этим быдлом! Не марайся о плебс, у тебя же большое будущее!» Так, наверное?

«Ведь я же так всю Россию спи**у, пока его боюсь»

В 1995 году Международное антикоррупционное движение – Transparency International ежегодно публикует индекс восприятия коррупции (Corruption Perception Index, CPI) в государственном секторе различных стран.

blank

Это – данные одиннадцатилетней давности. Почти ничего не изменилось…

В 2018 году Россия заняла 138-е место из 180 набрала 28 баллов из 100. В 2019 – 136-е место. Мы в одном ряду с Папуа — Новой Гвинеей, Ливаном, Ираном, Гвинеей и Мексикой. Отрадно, что поднялись на два пункта…

По информации, опубликованной Царьград ТВ, только за восемь месяцев 2019 года нашим чиновникам (именно чиновникам, речь идёт о разворовывании бюджетных средств) удалось украсть 102 миллиарда рублей. В среднем из бюджетов всех уровней крадут по 12,75 миллиарда рублей в месяц, или по 425 миллионов рублей в день, или 17,7 миллиона рублей в час. Общий ущерб от выявленных коррупционных преступлений за прошлый год превысил годовой бюджет среднего российского областного центра.

Чиновников, даже самого высокого уровня, сажают. В отдельных случаях. Отдельных чиновников. Вот посадили Улюкаева – а почти по 18 миллионов в час красть не перестали. Никак на ситуации с кражей бюджета в России посадка Улюкаева не отразилась.

Да, они боятся. И, боясь, крадут ещё больше. Чтобы проще было откупиться – судьи ведь наши такие же чиновники, а до суда – есть чиновники из следственного комитета, прокуратуры, чиновники от полиции… Это единый организм, и все составляющие этого организма, совокупность которых принято называть системой, сами себя не особо-то и боятся. Только Путина боятся, как Слепаков поёт. И продолжают воровать.

Другого пути нет? Или пока не нашли?

Без чиновников в России нельзя. Слишком огромна наша страна, слишком сложно ею управлять. Слишком сложно контролировать, если контролёров мало. Поэтому их много.

А где контроль – там коррупция. Значит, чтобы государству от неё избавиться, надо либо контролировать контролирующих, и так до бесконечности. Либо позволить ей жить, попытавшись извлекать пользу. Да, пользу из коррупции для государства.

Вот в чём эта польза: сейчас все – ВСЕ! – отечественные чиновники, едва выйдя на заметный уровень, берутся на карандаш. Правоохранительные органы всё о них знают, все схемы известны, известны и суммы, и как принято говорить в самих этих органах, известны и деяния. Таким образом в государстве поддерживается порядок: кради, но делись, кради, но не зарывайся, кради, но знай у кого и сколько. Кради, но знай: чуть взбрыкнёшь – и мы к тебе придём.

Чиновник в России (потом – в Советском Союзе, потом – снова в России) всегда это понимал и соответствовал. В большей или меньшей степени – это зависело даже не от эпохи. Это зависело от уровня благосостояния государства и размеров свободы, кои государство в тот или иной исторический период имело возможность предоставить большинству своих граждан. И при Юрии Долгорукове, и при Петре Великом. И при Сталине, и при Путине. И пока что другого пути, для того чтобы сохранить в России государственность, не находится. За более чем тысячелетнюю историю не нашли мы другого пути, кроме как иметь на своей шее эту всё растущую и жиреющую, но абсолютно не меняющуюся ни в уровне чванства и хамства, ни в степени вороватости толпу паразитов.

Может, его и нет вовсе, иного пути, пока существует государство?