Турция бойкотирует товары из Франции. Чем это грозит французской экономике и причём тут Россия?

Не было в новой истории настолько насыщенного событиями года, как 2020-й. На фоне пандемии, выборов в США, революционных событий в Беларуси и Киргизии противостояние Турции и Франции выглядит бледно. Хотя оно окажет куда больше влияния на Европу и Азию, чем кажется на первый взгляд. Быть может, больше, чем грядущий социализм в США при Байдене

Как говаривал Владимир Ульянов, лучшая политика – экономика. Чего хочет Эрдоган и почему Макрон пошёл с ним на обострение конфликта? В чём дело – в долларах или Коране? Не претендуя на лавры ведущих мировых аналитиков, попробуем разобраться в этом узле противоречий и понять, если ли плюсы для России.

Предыстория конфликта

Казалось бы, ничто не предвещало беды. Турция и Франция – союзники по НАТО, имеющие длительное и впечатляющее сотрудничество. В октябре в пригороде Парижа зверски убит учитель – Самуэль Пати, за демонстрацию ученикам на уроке свободы слова карикатур на Мухаммеда. Пророка, то есть. Макрон отреагировал на этот акт терроризма, сравнив его с нападением на нацию в целом, и пообещал не давать спуску радикальному исламу.

А у Эрдогана почему-то другое видение причин произошедшего. Он не оценил обещание Эммануэля бороться с радикальным терроризмом и усомнился в психическом здоровье французского лидера. Далее конфликт шёл по нарастающей до конца октября 2020 года.

Турецкий лидер предложил ослабить французскую экономику, бойкотируя товары из этой страны. Макрон к подобным шагам никого не призывал, но назвал их опасными для народного хозяйства Анкары.

Франция против Турции: сравним экономики

Оба государства добились впечатляющих успехов на ниве предпринимательства и народного хозяйства. Но, по большому счёту, усилий Реджепа Эрдогана оказалось недостаточно, чтобы хотя бы догнать конкурента из ЕС. Быть может, это связано с длительностью пребывания его у власти. За 17 лет во Франции сменилось несколько правителей: Ширак, Саркози, Олланд, теперь вот у руля Макрон.

Эрдоган за тот же период времени сначала был бессменным премьер-министром (11,5 лет), а теперь – президент Турции. Под его началом экономика страны то брала новые вершины, то замирала. Эксперты утверждают, что сейчас народное хозяйство государства переживает не лучшие времена. Дальше будет хуже, главным образом – из-за туристической сферы, находящейся в глубоком локдауне.

Показатель Франция Турция
ВВП (млрд. дол. США) 2716 758,9
Экспорт (млрд. дол. США) 569 180,9
Инфляция 1,3% 15,1%
Население (млн.чел.) 67 82
Золотовалютные резервы (млрд. дол. США) 166,4 92,9

Итак, по всем позициям первенство за Парижем. Гигантский ВВП, мизерная инфляция, внушительные ЗВР. Разрыв в 2020 году только вырастет, но я сознательно сконцентрировался на благополучном 2019-м. И это мы ещё не сравнивали уровень жизни, здравоохранения и образования.

Не в последнюю очередь к столь впечатляющим успехам привела та самая свобода слова, демократия и поддержка предпринимательства. А ещё – мультикультурализм.

Может ли Турция бороться с Францией на поле экономики?

Товарооборот между враждующими государствами за 2019 г. составил целых 17,5 млрд. долларов – настоящий рекорд. Но если мы вычтем их из французского ВВП, то получим снижение на 0,64%, а если из турецкой – 2,3%. В первом случае – мизер, почти незаметный, во втором – серьёзный удар по экономике, сопоставимый с COVID-2019.

Причём Анкара покупает у Парижа товары, которым трудно найти замену:

  • технологическое оборудование – 9,5%;
  • продукция химического сектора – 9,1%;
  • авиационно-космические конструкции – 8,2%;
  • металлургия – 8,1%;
  • автомобильное оборудование – 7,6%.

Анкара купила товаров почти на 6 миллиардов евро, а продала – почти на 9 млрд. Парадоксально, но основная статья экспорта из Турции во Францию – оборудование, машины и транспортные средства (30,9%), продукция лёгкой промышленности (14%), бытовая техника (около 5%).

И никакого критического импорта для Парижа! Один из флагманов Евросоюза не зависит от ближневосточного партнёра. Его может целиком заменить Китай, или частично – Россия.

В чём настоящая причина конфликта?

Разумеется, жестокое убийство парижского учителя и последовавшие за ним справедливые выпады Макрона в сторону террористов не могли вывести из равновесия такого опытного политика, как Эрдоган. Причина его риторики в другом – в поддержке Францией курдов, что реально угрожает пантюркистским устремлениям Анкары.

Второй повод для беспокойства – признание Парижем правоты Греции и Кипра в их шельфовом конфликте с Турцией. Эрдогану для дальнейшего роста нужна большая энергетическая независимость. Но разработать месторождения в Средиземном море ей мешает в том числе и политика Парижа.

Так причём тут Россия?

В 2019 г. товарооборот между РФ и Турцией достиг 21,7 млрд. долларов. С Парижем торговали не так активно, не достигнув даже уровня 15 млрд. долларов. За последние годы экономическое взаимодействие России и с Турцией, и с Францией серьёзно пострадало. Причин множество, но почти все они связаны с падением цен на углеводороды и политикой.

Наблюдая конфликт Анкары и Парижа, Москва могла бы попытаться перехватить экономические ниши, которые могут высвободиться из-за обострения отношений. Для Турции – авиационно-космическую отрасль и химический сектор, для Франции – оборудование, машины и транспортные средства.

Кроме того, стоило бы открыто поддержать одну из сторон и додавить какой-то долгоиграющий проект. Если выразить солидарность Анкаре, можно было бы «добить» турецкий поток, а заодно – другие «долгострои». Поддержка Франции помогла бы в решении вопроса со снятием санкций. Увы, активных действий со стороны отечественных стратегов мы не увидели, но может, работа идёт за кулисами.

Резюме: Эрдоган может позволить себе только одну войну – словесную

Противоречия между Парижем и Анкарой накапливаются уже больше десятилетия, а потому Реджеп использует любой повод, чтобы «атаковать» заклятых союзников по НАТО. Как показывает беглый анализ возможностей турецкого реваншиста, экономических инструментов у него недостаточно.

Конечно, он может апеллировать к французским исламистам, коих, по его подсчётам, около 7 миллионов, но… Вряд ли они готовы жертвовать уровнем жизни и достоянием в массе своей. А вот России стоило бы активнее играть на противоречиях этих государств и извлекать свою выгоду. Пусть враждуют: это хороший повод укрепить отношения как с Парижем, так и с Анкарой.