Сельское хозяйство в России сегодня. Во что превращается когда-то вечно «просящая» отрасль?

Сейчас сельское хозяйство из вечно «просящего» превратилось в довольно интересную отрасль. Мы сегодня довольно много экспортируем (зерно — самый очевидный пример). Вся индустрия продуктов питания сейчас использует в качестве базовых ингредиентов отечественное сырье.

Конечно другая история — пищевые ингредиенты, во многом зависящие от импорта: удобрения, семена, оборудование … Однако если говорить про мясо птицы, крупный рогатый скот, зерновые, то мы неплохо обеспеченная страна на данный момент.

Более того, можно говорить о размытии понятия «агробизнес» и «пищевая индустрия». Происходит перетекание компаний в этих секторах. Если условно «Русагро» какое-то количество лет назад было компанией из сектора commodities, то сейчас компания замкнула все циклы, развивает бренды и так далее.

Тот же Черкизово … Все его знают как производителя мясных продуктов, но это же и крупная агропромышленная группа. Процессы эти идут повсеместно, вызваны они были, например, на молочном рынке проблемами с контролем качества исходного сырья производителей, а где-то и желанием пищевиков иметь еще один центр прибыли. И если вы возьмете рейтинг агропромышленных групп и рейтинг пищевых компаний, то это во многом пересекающиеся списки. Но так конечно действуют не все, много чисто агрокомпаний, впрочем, все они так или иначе в итоге идут в конечное производство.

Хотя не у всех получается это эффективно выстраивать, так как компетенций в разработке продуктов, R&D/NPD, маркетинге, работе с ритейлерами, логистике конечного продукта, как правило, у вчерашних агрокомпаний нет. На пищевом рынке их также ждут довольно опытные в этой сфере коллеги.

Теперь о самой отрасли. Во-первых, мы все-таки имеем дело с отраслью которая сейчас воспринимается как «зебра», но десятилетиями сельское хозяйство у нас было символом развала, нищеты и беспросвета. Это просто чтобы понимать исходную ситуацию. Так шло десятилетиями. Советская экономика рухнула, колхозы оказались неконкурентоспособны, пищевая промышленность в части производства рухнула, ритейла в современном понимании не было. В 95м я работал маркетологом в немецкой компании, которая занималась импортом молочки — и настроения были такие что, всё, конец, своего производства не будет, ведь импортные продукты доступны и хороши.

Но рынку дали два довольно непростых подарка. Кризисы 1998 и 2009-ых годов. Это были две самые большие волны импортозамещения, которые тогда прошли. Именно тогда крупные импортеры стали открывать производства. Именно тогда различные «трейдеры» пошли скупать базовые предприятия и налаживать их. Постепенно выделились очень крупные агрогруппы и они и составляют основную часть сельского хозяйства, если говорить в деньгах. Но есть, соответственно, средние группы, мелкие и фермерские хозяйства, и это тоже довольно большой сегмент.

Конечно, проблем огромное количество и во-многом «село» по-прежнему проблемная зона. Но политика поддержки того же Россельхозбанка и Минсельхоза, санкции и девальвация ркбля — это сейчас три основных драйвера и, надеемся, это развитие продолжится.

Также из проблем я бы выделил зависимость от зарубежных технологий, материалов, ингредиентов, а также недостаточное стимулирование инноваций, которые должны приводить к тому, что мы производим не только базовое сырье и продукты, но и продукты с высокой добавленной стоимостью, как экспортно-ориентированные, так и ориентированные на внутренний рынок.