Внесла ли пандемия корректировки в развитии человечества? Или же лишь укрепила уже сформировавшиеся тренды

Ведущий аналитик Олег Бонгданов о роли пандемии коронавируса в формировании трендов развития мировой экономики

На первый взгляд, пандемия коронавируса изменила до неузнаваемости все сферы человеческой жизни. Мировая кредитно-финансовая система отреагировала на вызовы, связанные с новыми реалиями, существенной коррекцией монетарной политики центральных банков. Повсюду регуляторы переходят к стимулирующей политике: ключевые ставки в большинстве стран близки к нулевым или уже приняли отрицательные значения. Для поддержки национальных экономик в период эпидемиологических ограничений в ряде стран предприняты масштабные программы количественного смягчения.

Например, Федеральная резервная система уже в середине марта снизила ключевую ставку на целый процентный пункт. Последний раз подобные меры предпринимались лишь в разгар мирового финансового кризиса 2008 года . В это же время Европейский центральный банк принял решение об увеличении выкупа активов в этом году на 120 миллиардов евро. Центробанк Японии направил 1,3 триллионов иен (12 миллиардов долларов) на покупку государственных облигаций. 24 апреля Банк России снизил процентную ставку до 5,5. Последний раз показатель принимал столь низкое значение в 2014 году – оно является минимальным за всю историю ЦБ.

На фоне стремительного распространения инфекции, от которой пока нет вакцины, и вынужденной изоляции сотен миллионов человек, доходы населения стремительно сокращаются. Растёт количество безработных. В США за время пандемии было зарегистрировано 39 миллионов безработных. Источника доходов уже лишились 15% американцев – это самый высокий показатель с 1930-х годов . В западных странах наблюдается дефляция, то есть снижение цен на товары и услуги на фоне резкого сужения покупательской способности граждан. На мой взгляд, это феноменальное явление, если учесть масштабную денежную эмиссию. Пандемия коронавируса стала предпосылкой к инфляции активов, а не потребительская инфляция. Денежные ресурсы сейчас направляются, прежде всего, в ликвидные финансовые инструменты.

Конечно, введение повсеместных карантинов просто не могло не привнести изменения в принципы развития бизнеса. Большинство компаний перенастроили все процессы на дистанционный формат. Опасное заболевание стало драйвером цифровой трансформации компаний – технологический сегмент получил мощнейший стимул для развития. Дело не только и не столько в том, что все сегодня – начиная от членов семьи и заканчивая персоналом огромных корпораций – нуждаются в эффективных инструментах для дистанционного взаимодействия. Ещё важнее то, что на первый план вышли технологии, связанные с робототехникой и искусственным интеллектом. Современные автоматизированные системы, способные сократить контакт заражённых пациентов и медицинских работников, умные города, отслеживающие нарушителей масочного режима, сгенерерированные искусственным интеллектом базы научной литературы, посвящённой COVID-19 – всё это имеет повышенную актуальность в новых реалиях. В итоге динамичнее всего развиваются компании технологического сектора. Индекс Nasdaq с начала 2020 года демонстрирует положительную динамику благодаря стремительному подъёму ценных бумаг крупных технологических компаний, например, Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Alphabet.

На мой взгляд, в ближайшее время люди по всему миру начнут возвращаться к привычному для себя образу жизни. Да, после пандемии наша жизнь уже не станет прежней, однако от многих товаров и услуг человечество едва ли сможет отказаться, напротив, нам ещё придётся наблюдать эффект отложенного спроса. Думаю, он коснётся в первую очередь предложений класса люкс – к этой категории я отношу одежду и обувь известнейших брендов, сумки, часы, ювелирную продукцию, автомобили, туристические услуги.

Итак, если тщательно проанализировать процессы, спровоцированные коронавирусом, их едва ли можно назвать в корне революционными. Пандемия лишь стала стимулом для развития уже сформировавшихся трендов: цифровизации всех сфер жизни, агрегирования процессов производства, развития онлайн-торговли.