Что ждать от рубля во время и после пандемии коронавируса? Объясняет эксперт

Сейчас рубль сложно назвать стабильной валютой – курс прыгает буквально каждую неделю от 73 до 76 рублей за доллар. Основной фактор – пандемия коронавируса – не поддается практически никаким прогнозам, а нефть все еще продается по 30 долларов за баррель. Эксперт по фондовому рынку Дмитрий Бабин рассказал нам, чего стоит ждать от рубля в обозримом будущем и после того, как закончится пандемия, а также какие факторы будут влиять на курс.

Что сейчас влияет на курс рубля

Рубль достойно выдержал испытание острой фазой кризиса, разразившегося в марте из-за глобальной пандемии. Введенные для борьбы с ней ограничительные меры ударили по деловой и потребительской активности, ввергнув мировую экономику в худшую за десятилетия рецессию.

Сильнее других от этой ситуации пострадал рынок нефти, испытавший в прошлом месяце беспрецедентную дестабилизацию. Падение спроса, вызванное экономическим ущербом от пандемии, а также развал сделки ОПЕК+ привели к переизбытку предложения нефти и затовариванию нефтехранилищ.

В результате нефтяные котировки упали до многолетних минимумов, а фьючерсный рынок нефти впервые в истории уходил в зону отрицательных цен по контракту на сорт WTI. Несмотря на это, рубль продемонстрировал относительно сдержанное ослабление, даже не обновив достигнутый в марте 4-летний минимум по отношению к бивалютной корзине.

Таким образом, снижение рубля не компенсировало размер потерь нефтяных цен, из-за чего рублевая стоимость российского сорта нефти Urals падала ниже 1000 руб., хотя еще в начале марта стоила 3000 руб. Столь низкий уровень неприемлем для госбюджета и финансовой стабильности экспортеров.

Однако многие инвесторы справедливо полагали, что наблюдавшийся в тот момент большой дисбаланс рынка нефти – явление временное, и нефтяные цены вскоре вернутся к более высоким и фундаментально оправданным уровням. Такого же мнения придерживался и Банк России, который с целью поддержки рубля в марте начал осуществлять дополнительные продажи иностранной валюты сверх тех, которые производились в рамках обратного исполнения бюджетного правила.

Несмотря на то, что с тех пор цены на нефть существенно восстановились, рубль все еще переоценен к нефтяному фактору. Это будет в дальнейшем ограничивать потенциал его укрепления в случае продолжения роста котировок нефти.

Как будут влиять на рубль пандемия и нефть

В целом курс рубля в среднесрочной перспективе будет зависеть от продолжительности и глубины кризиса, спровоцированного пандемией. Сейчас во многих странах начинается постепенное снятие антивирусных ограничений. Рынки пока ставят на то, что этот процесс приведет к быстрому восстановлению глобальной экономики. Данный сценарий является частью V-образной модели развития кризиса и выхода из него. Если она реализуется, спрос на нефть также должен приблизиться к докризисным уровням. В этом случае курс рубля способен вернуться к значениям конца февраля – начала марта, то есть пара USD/RUB опустится ниже 66 руб.

Читайте также:  Государство не поможет: как самостоятельно скопить на достойную старость?

Однако этот сверхоптимистичный сценарий вряд ли может быть базовым. Дело в том, что ослабление антивирусных мер способно спровоцировать новую вспышку глобальной пандемии, что заставит вернуть ограничения, направленные на ее подавление. Причем таких фаз может быть несколько, и все это приведет к более затяжной стагнации экономики и более длительному выходу из кризиса.

И даже если проблема коронавирус решится в текущем или в начале следующего года, что без эффективной вакцины вряд ли возможно, уже нанесенный экономический и социальный ущерб может затянуть восстановление экономики. Это обусловлено тем, что в результате кризиса разрушается множество цепочек поставок, прекращают существование многие производства и бизнесы.

Кроме того, психологическое воздействие пандемии надолго поменяет модели поведения потребителей в сторону уменьшения трат на массовые мероприятия, излишества и прочие товары и услуги, которые раньше были неотъемлемой частью бюджета домохозяйств. Все это будет одним из главных факторов, тормозящих возвращение экономической активности к докризисным уровням.

Поэтому более вероятным сценарием является отличающееся от V-образного восстановление экономики, либо через затяжную рецессию и последующий быстрый рост, либо с быстрым прохождением точки минимальной экономической активности, но с ее медленным восстановлением.

В любом из этих вариантов нефтяные цены в основном будут оставаться ниже уровня бездефицитности российского госбюджета ($42,4). К тому же большую роль для бюджетных доходов и денежных потоков экспортеров играет именно рублевая стоимость нефти. Поэтому в ее формуле «стоимость в долларах умножить на курс доллар к рублю» если первый множитель слишком маленький – второй должен увеличиваться.

Читайте также:  Узнать решение по кредиту в банке «ВТБ»: способы

В результате затяжная стагнация и медленное восстановление экономки после завершения пандемии приведут к планомерному ослаблению российской валюты и еще более медленному последующему укреплению. Такая динамика наблюдалась после кризиса 1998 г., когда дно нефтяных котировок и провала экономики было пройдено еще в 1999 г., а доллар рос до 2003, после чего на протяжении следующих 5 лет медленно снижался, потеряв треть от максимумов.

Конечно, такой девальвации рубля, как в тот период, у нас не будет, ведь к этому кризису Россия подошла с большим запасом финансов-экономической прочности, как и ЦБ, имеющий широкий набор необходимых инструментов для предотвращения рыночной дестабилизации.

Тем не менее, если пандемия не закончится в ближайшие несколько месяцев и не произойдет быстрого восстановления экономической активности, скорее всего, рубль в лучшем случае опустится к 4-летним минимумам или даже обновит исторические, которые он установил в начале 2016 г., что соответствует 86 руб. за доллар.

Курс после пандемии – как повлияют нефть и выборы в США

Также есть несколько факторов, которые будут оказывать давление на рубль и после прохождения дна кризиса. Банк России прекратит дополнительную продажу иностранной валюты в случае превышения котировками Urals уровня $25, а они уже находится немного выше этой отметки.

Кроме того, даже после частичного снятия ограничений, связанных с пандемией, проявит себя отложенный спрос на импорт со стороны населения и предприятий, который был подавлен в условиях снижения потребительской и деловой активности, вызванного ограничительными мерами. Это приведет к увеличению спроса на иностранную валюту, однако данный фактор будет ограничен снижением реальных доходов граждан и выручки компаний из-за кризисных явлений.

В то же время поддержку российской валюте будет оказывать стабильный спрос на ОФЗ со стороны иностранных инвесторов, конвертирующих инвалюту в рубли для покупки облигаций. Эта тенденция стала одной из основных причин относительной устойчивости рубля в период большой рыночной нестабильности предыдущих месяцев.

Читайте также:  Почему при всех достижениях современной науки в аптеках всё ещё нет действенного лекарства против вируса? Объясняет разработчик биопрепаратов

Российский долговой рынок уже отыграл весь мартовский провал, вернувшись к докризисным уровням. Этому способствовала ультрамягкая монетарная политика мировых центробанков, направленная на борьбу с последствиями пандемии. Беспрецедентное ослабление денежно кредитных условий привело к падению ставок на внешних долговых рынках, благодаря чему российские гособлигации стали еще привлекательней, имея более высокую доходность.

Кроме того, Банк России в конце апреля не только снизил ключевую ставку, но и отчетливо просигнализировав о дальнейшем ослаблении монетарных условий. Регулятор заявил, что пересмотрел базовый сценарий прогноза и перешел в область мягкой денежно-кредитной политики.

Подобные сигналы от ЦБ поступали и ранее, что увеличило спрос на ОФЗ, так как участники долгового рынка закладывают в текущую доходность облигаций ожидания дальнейшего ее снижения вслед за ключевой ставкой.

Однако, если в краткосрочном плане данный фактор будет оказывать поддержку рублю, то на более долгосрочном горизонте мягкая монетарная политика способна стать одной из причин ослабления национальной валюты, особенно при очередной дестабилизации рыночной или внешнеполитической обстановки.

В этом плане не стоит сбрасывать со счетов санкционные риски, которые в последние несколько месяцев исчезли из основной повестки. Но приближающиеся ноябрьские выборы президента США уже вернули антироссийскую риторику в речи высокопоставленных американских чиновников.

В случае победы кандидата от Демократической партии санкционные риски возрастут, так как исторически еще со времен СССР в период правления президентов-демократов отношения между двумя странами испытывали ухудшение.

Таким образом, ближайшие несколько лет вряд ли будут легкими для рубля из-за высокой неопределенности, как с продолжительностью пандемии, глубиной и длительностью ее негативных последствий, так и с геополитической ситуацией. Тем более, что в последнее время усилились обвинения США в адрес Китая в том, что на нем лежит вина за глобальную пандемию. С учетом и без того тяжелого положения, вызванного этой проблемой, нового противостояния двух крупнейших экономик мировая финансово-экономическая система может не выдержать.