Есть ли вероятность смягчения противоречий Запада с Россией?

На протяжении пяти лет после добровольного присоединения Крыма к России кризис в ее отношениях с США и Западом не ослабевает. Можно ли все-таки сейчас разглядеть какие-то вероятные контуры смягчения противоречий? Об этом размышляет публицист и политолог Евгений Бень.


Три с половиной года назад в интервью изданию «Журналистская правда» под названием «Размежевание России с Западом поможет лучше понять друг друга» я говорил в связи со сложившимися острыми противоречиями, что мир должен ими переболеть. Это – как в детстве бывает – корь или ветрянка. И иммунитет должен возникать. А нынешнее противостояние между Россией и Западом – напряженный, нервный, откровенный, жесткий диалог, который парадоксально по-своему продуктивнее, чем в 1990-е годы, когда Россия жила в абсолютном фарватере интересов США и Евросоюза. И гораздо продуктивнее, чем диалог между СССР и Западом в брежневские времена, когда мы пытались вставить им в голову ценности марксизма-ленинизма, а они нам ценности буржуазной демократии.

Нынешние нестроения обнажили реальные узлы и проблемы. Россия лежит на перепутье дорог – между Севером и Югом, Востоком и Западом. Она христианская страна, но восточно-христианская. А это другое христианство – очень связанное с Византией, а также с иудейской традицией… Хотя об этом мало говорят. Запад, быть может, только сейчас открывает глаза на Россию – начинает узнавать ее такой, какая она есть. А когда люди узнают друг друга в естественном независимом состоянии, тем глубже со времени может быть дальнейшее взаимодействие.

С того, когда это высказано, уже немало воды утекло, а кризис только обострился. И, тем не менее, и сейчас не отказался бы от этих суждений. Сегодня пришло понимание того, что противоречия, формальный первотолчок которым дало присоединение Крыма, вызвали еще большее ожесточение в отношении России у США и глобалистских сил в Евросоюзе. И потому, что вольно или невольно после весны 2014 года в Европе особенно крепнут настроения национально-государственной самоидентификации, которые являются откровенным раздражителем для охранителей либеральных ценностей.

Всё по большей мере катится в том направлении, что антироссийские санкции никто не отменит. Если только к ним добавятся очередные новые. И, тем не менее, мы воочию наблюдаем, насколько непредсказуема международная политика в ХХI веке, а это значит что-то где-то может моментально развернуться на 180 градусов, и это способно сказаться на частичной постепенной коррекции общей сложившейся уже годами неблагоприятной международной ситуации. Даже с учетом того, что Вашингтон и К° предъявляют к России совершенно нереализуемое требование возвращения Крыма, а Москва в свою очередь не выдвигает никаких условий оппонентам.

Перечислим несколько гипотетических вариантов, которые теоретически смогли бы смягчить ситуацию

Вариант первый

Президент России Владимир Путин и президент США Дональд Трамп общались трижды – в рамках саммита G20 в Гамбурге (июль 2017 года), на полях саммита Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в Дананге (ноябрь 2017), на двусторонней встрече в Хельсинки (июль 2018). Буквально в последний момент Трамп, поддавшись на провокацию Петра Порошенко, объявил, что отменяет встречу с Владимиром Путиным на полях саммита G20 в Буэнос-Айресе в ноябре этого года из-за инцидента с блокадой, обстрелом и задержанием трех украинских военных судов в Азовском море.

Сейчас же в палате представителей конгресса США обеспокоены полномочиями на помилование, которые обрел «осмелевший» после завершения «российского расследования» специального прокурора США Роберта Мюллера президент Дональд Трамп, как передает американский телеканал ABC News. Действительно, с Трампа сняты вериги обвинения его связи с Россией на почве якобы ее вмешательства в президентскую предвыборную гонку 2016 года. И начало процедуры импичмента теперь Трампу до конца его президентского срока не грозит. Кажется, для него не исключена возможность выполнить одно их своих предвыборных обещаний – «поладить с Путиным» путем подготовки и проведения полноформатных переговоров, которые, наконец, хотя бы сдвинут усугубляющийся кризис с мертвой точки.

Но есть и весомый аргумент против такого развития событий. Судя по всему, Трамп собирается в 74 года вновь участвовать в выборах президента США, а так как текущий президентский срок уже по полной взял обратный отсчет, то, скорее всего, хозяин овального кабинета все-таки будет жить по логике «тихо будь!» и по поводу разрастающегося американского госдолга, и по вопросу поиска общего языка с Россией, потому что портить отношения с истэблишментом ему нельзя. Хотя, как знать…

Вариант второй

Допустим, во втором туре президентских выборов на Украине побеждает шоумен Владимир Зеленский (на фото), который анонсировал в таком случае свои контакты с Москвой и даже высказался, что это, несмотря на понимание того, что Украина сможет вернуть себе Крым только в каком-то обозримом будущем, когда, дескать, в Москве сменится власть. Про Крым, конечно, утопия: в России даже большинство лидеров неформальной оппозиции, будучи против самого факта присоединения Крыма в 2014 году, утверждает, что теперь полуостров должен сохранять присутствие в составе РФ.

Сам по себе вероятный поиск в Киеве точек отсчета для диалога с Москвой смог бы смягчить общемировой кризис. С другой же стороны, Украина в любом случае слишком зависима от Вашингтона и в целом антироссийского западного лобби. Хотя, как знать…

Вариант третий

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху (на фото) в преддверии очередных выборов в Кнессет, дабы заполучить голоса избирателей по привычке разбушевался с обстрелами сектора Газа и даже военных объектов в Сирии, пользуясь тем, что он любим в Вашингтоне и вполне удобен для Москвы. Нетаньяху передал свои предложения по сирийскому урегулированию в Белый дом и в Кремль, где их изучают.

Понятно, что израильский премьер предлагает консенсус на почве того, чтобы стороны договорились о вытеснении иранского контингента из Сирии. Тем более, что Израиль систематически бомбит военную инфраструктуру на территории Сирии, а Москва чаще или выражает сдержанное недовольство, или игнорирует эти атаки. Если бы США и Россия нашли бы общий язык по этому вопросу, могли бы подступиться и к рассмотрению других.

Контраргумент: при ряде текущих противоречий Москва и Тегеран имеют взаимовыгодное партнерство по многим вопросам, и в Сирии у двух стран довольно плотное стратегическое партнерство. Это притом, что Ближний Восток – дело очень хитрое, где резкие движения рискованны. Хотя, как знать…

Вариант четвертый

У мощной коалиции евроскептиков отличные шансы на выборах в Европарламент в мае этого года. Они, очень вероятно, создадут крупную фракцию, которая будет, если не определять решения ЕП, то при необходимости блокировать их. Большинство из международного движения евроскептиков во главе премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном (на фото) и министром внутренних дел Италии Маттео Сальвини за укрепление сотрудничества с Россией и даже за отмену санкций в отношении ее как экономически невыгодных для их стран. И это более реалистичный вариант по сравнению с тремя предыдущими.

Аргумент против: проамериканская и антироссийская позиция правящей в Польше партии «Право и справедливость», с которой, не исключено, в Европарламенте придется считаться фракции евроскептического движения в целом. Хотя, как знать…

Вариант пятый

Даже, если Европарламент кардинально не изменит свою позицию по России, при таком раскладе более чем 60-миллионная влиятельная Италия – преимущественно аграрная страна, уставшая от продовольственного эмбарго, рассматривает возможность самостоятельно выйти из режима антироссийских санкций. И об этом уже заявляют итальянские лидеры, включая беспартийного премьер-министра Джузеппе Конте (на фото) при том, что Рим устал и от текущего давления Брюсселя по миграционной политике, и от навязчивого участия Вашингтона.

Однако, не слишком ли в Италии турбулентная политическая система для столь резкого шага? Хотя, как знать…

***

Впрочем, вероятно, и то, что не один из описанных вариантов смягчения противоречий с Россией не сработает, как говорится, прямо здесь и сейчас. Но их наличие свидетельствует о чрезвычайной сложности и многоступенчатости механизма современной политической жизни. А это значит, что чуть раньше или чуть позднее диалог России и Запада на новой более глубокой основе вернется к трудному поиску взаимопонимания. И катализатором тому станет либо развитие одной из названных ситуаций, либо что-то другое – новое. Потому что цивилизация не стоит на месте.

Автор: Евгений Бень