Государство часто считают не очень хорошим бизнесменом. Но так ли это на самом деле?

Государство – достаточно сложный управленческий механизм, чтобы однозначно оценивать его эффективность в рамках суждений: «хорошо» или «плохо». Государство является высшей формой социального взаимодействия и каждый из нас в той или иной форме его участник. Государство – это – МЫ.

Почему Россию – можно, но не нужно сравнивать с другими странами? В силу объективных географических, территориальных, социальных, этнических и т.п. причин.

Некорректно сравнивать многонациональную РФ с моноэтническими странами на подобии Беларуси. Локальное решение «национального вопроса», в некоторых регионах, требует от государства невероятных усилий по всем аспектам госуправления. Чем меньше пограничных точек соприкосновения у государства – тем легче решать ряд прямых внешнеполитических задач, не говоря о необходимости прямого или косвенного участия в политических процессах на общемировой арене, где зачастую приходится активно поддерживать баланс интересов РФ, а не пассивно наблюдать за развитием событий.

Проблемы начались с приватизации

Вспоминая 90-е годы прошлого века, в рассуждениях об эффективности государственного управления, практически каждый гражданин РФ обязан начинать с себя. Именно тогда все совершеннолетние граждане бывшего СССР получили так называемые «приватизационные чеки» дающие право распоряжаться государственным имуществом. Без учета сумасшедшей инфляции следует напомнить, что бывшие государственные предприятия, фабрики и заводы были скуплены по их номинальной стоимости твердого советского рубля именно благодаря правовой безграмотности населения и откровенно пассивного отношения к ваучерам.

Никто никого не обманывал, а именно люди добровольно делегировали свои права и полномочия за незначительное денежное или материальное вознаграждение. Меньше криков или стонов об аферах. Никто не мешал обратиться к юристу и вложить свой чек в предприятия реального сектора экономики. Именно откровенно безграмотные действия населения повлекли ужасающие масштабы оттока отраслевых предприятий из сферы государственного управления. Понадобились годы и невероятные управленческие усилия, чтобы вернуть стратегические и бюджетообразующие компании в собственность государства. Общеизвестный пример – нефтедобывающая компания «ЮКОС».

При этом не следует забывать, что ряд предприятий стратегического и оборонного значения никогда не выходили из-под государственного управления и из сферы его интересов. Также в спешной приватизации были поглощены, даже на тот момент времени уже откровенно убыточные или требующие ликвидации предприятия, производившие морально устаревшее или вовсе вышедшее из обращения оборудование или его компоненты. В ряде случав редизайн продукции или модернизация этих предприятий были совершенно нерентабельны, но об этом не любят вспоминать.

В сопредельной Беларуси процесс приватизации изначально был инициирован с уклоном в пользу трудовых коллективов предприятий, фабрик и заводов, но так фактически и не завершен. А те граждане, которые успели получить чеки на руки, не смогли ими распорядиться по настоящее время. Жесткое регулирование со стороны государства не позволило вкладывать или продавать их как заблагорассудится.

Играть по-долгому

Не слишком корректно рассматривать долевое участие государства в управлении акционерными компаниями, поскольку цифры – это относительный показатель. По данным статистики, на текущий момент времени и в РФ, и в Беларуси доля предприятий с государственным управлением составляет порядка 70%. При этом невозможно сравнивать реальные показатели по отраслевым производствам в силу того, что в Беларуси попросту нет аналогичных предприятий.

У России и Беларуси совершено разные техническая, ресурсная, сырьевая и геостратегическая база, а, следовательно, и экономический потенциал. Как некорректно сравнивать и рост ВВП или иные показатели. Постройка одной АЭС может полностью нивелировать все успешные достижения в АПК невзирая ни на какой прирост урожая картофеля или зерновых.

Действия государства всегда направлены на долгосрочную перспективу, а не только преследуют решение краткосрочных задач и обязательное получение прибыли.

Обыватели рассуждают об экономической эффективности бизнеса в рамках элементарной логики: «произвел/купил – продал – профит». Государству требуется решать намного больше целевых задач при управлении компанией и руководствоваться только элементарной логикой не получается.

Предварительная оценка эффективности производства при грамотном подходе предусматривает не только его экономическую выгоду и целесообразность, но и потенциальную пользу для людей и общества.

Извлечение быстрой выгоды не равнозначно эффективному управлению. Очень часто эффективность производства путают с прибыльностью. В то время как эффективность должна учитывать еще и фактор безопасности.

Пресловутые сланцевые компании США превратили в лунные ландшафты значительные земельные угодья в погоне за прибылью. Однозначно их первичные показатели прибыльности и рентабельности не шли ни в какое сравнение с иными отраслями добычи природных ресурсов. Но вот не факт, что даже эти доходы теперь в состоянии возместить ущерб, нанесенный экологии. Частные компании потрудились на славу, а возникшие проблемы достались государству.

Выгода или развитие?

Частный бизнес редко бьется над решением долгосрочных задач и не готов инвестировать в те сектора, которые имеют низкую рентабельность. Государство идет на подобные риски сознательно по целому ряду причин. При разработке крупных месторождений природных ресурсов частные компании предпочитают работать вахтовым методом, но даже они не могут обойтись без социальной инфраструктуры. Есть примеры подобного решения задач частными компаниями, но это скорее исключение из правил.

Чаще всего именно государство создает инфраструктуру жилых, рабочих, медицинских, культурных и социально-бытовых объектов, способствует расселению людей, их трудоустройству и осуществляет предварительный рекрутинг специалистов. Решается та важная часть задач государственного значения, которая не входит ни в сферу интересов, ни компетенции частных инвесторов, либо последние не видят смысла вкладывать в это дополнительные средства.

Освоение регионов Сибири и Дальнего Востока – это в первую очередь заслуга государства, а не частных инвесторов, тщательно просчитывающих вероятные риски. «Глупое» государство построило целые города, а «умный» инвестор добывает полезные ископаемые или занимается их переработкой. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в конечном итоге доля государственного участия в акционерных компаниях растет.

Внешнее инвестирование на этапах первичного становления бизнеса – это всего лишь удобный инструмент. Если утрировать, то большинство АО за рубежом были созданы по аналогичному принципу и в конечном итоге контрольный пакет акций оказывается в руках тех, кто вложил больше сил и средств, а не только денег.

Санкции и внешняя политика

В качестве примера успешного государственного управления в России можно привести предприятие «Росатом». Комплекс предприятий именуемых «Росатом» — это крупный холдинг, объединяющий порядка 360 компаний атомной промышленности. Гражданские проектно-строительные компании, предприятия из состава ядерного оружейного комплекса, профильные НИИ и ледокольный /атомный/ флот. Холдинг всегда находился под управлением государства.

На текущий момент «Росатом» — это госкорпорация из числа лидеров в атомной промышленности всего мира. По запасам урана на 2-м месте, по объемам добычи на 5-м, производство атомной энергии – 4-е место в мире, в секторе услуг по обогащению урана 40 % мирового рынка и 17 % на рынке ядерного топлива.

В 2019 году предприятия холдинга уплатили 207 млрд. руб. налогов в бюджеты всех уровней. Консолидированная выручка увеличилась на 11%, что говорит о росте доходности.

На ряду с экономическими решаются стратегические и геополитические задачи, что не может быть никак выражено в денежном эквиваленте, но имеет отличные перспективы партнерских отношений, которые уже и сейчас приносят стране реальную прибыль.

РФ приходится самостоятельно решать ряд проблем внутреннего характера с учетом условий ужесточившихся санкций, а Беларусь по-прежнему пользуется преференциями со стороны России и нещадно эксплуатирует льготные поставки сырья и технических ресурсов. «Успешность» белорусской экономики – это куда больше политическая лояльность со стороны руководства страны, чем реальные показатели.

Достаточно вспомнить поставки техники постмайданной Украине, когда Беларусь откровенно проигнорировала незаконную смену власти и в данной ситуации преследовала лишь личную выгоду. Все государства в мире лавируют на политической арене, но далеко не все столь откровенно извлекают выгоду из сложившейся конъюнктуры.

Следует понимать, что мы рассуждаем об идеальной форме государственного управления без произвола и коррупции чиновников на местах. Часто говорят о вреде монополий, но никто не задумывается, что именно полная монополия на все производства позволяла производить в СССР много товаров народного потребления по самой низкой цене и фактически отпускать их в продажу по себестоимости. Спички по 1 копейке за коробок – это не миф, но данная цена ни разу не является реальной.