Новые «антиотмывочные» нормы для банков в действии: теперь под проверку может попасть почти любая операция

С 10 января нынешнего года на отечественную банковскую систему легла ещё одна фискальная функция. Новые поправки в и без того снискавший среди предпринимателей дурную славу «антиотмывочный» закон окончательно вменяют банкам в обязанность производить «Учёт и контроль, которые так необходимы для перехода к социализму (В.И. Ленин, «Как организовать соревнование»)»…

FATF: «Мало огня»!

В 2019 году «Коммерсант» в отчёте о результатах очередной, XV ежегодной конференции «Регулирование деятельности кредитных организаций Банком России» писал:

«…Заместитель директора Росфинмониторинга Павел Ливадный сообщил об итогах проверки России FATF (межправительственная группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег). Он отметил, что сам отчёт будет опубликован только в декабре, но уже сейчас можно говорить о высоком уровне соответствия, на который указали в FATF. По его словам, лишь восемь стран FATF имеют столь же высокую оценку.

Однако есть ряд моментов, которые были отмечены как замечания.

По словам Павла Ливадного, в FATF указали на необходимость выявления банками среди своих клиентов «политически значимых лиц», то есть тех, кто может быть задействован в различных коррупционных схемах в связи с высокими рисками таких схем в стране.

Кроме того, FATF отметила недостаточное качество работы банков по выявлению бенефициаров компаний – банковских клиентов, неиспользование альтернативных ЕГРЮЛ источников информации, излишнее доверие представленной клиентам информации о бенефициарах.

Как пояснил Павел Ливадный,

«подход ЦБ в сфере противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма был признан излишне либеральным». Напомню, это произошло в 2019 году.

В частности, FATF раскритиковала мегарегулятора за отход от выездных проверок кредитных организаций в пользу камеральных. Кроме того, было рекомендовано выделить отдельным пунктом в проверках банков соответствие ими сфере ПОД/ФТ.

По словам господина Ливадного, после официальной публикации документа FATF будет проработана «дорожная карта» по устранению недостатков, которая будет реализовываться уже в следующем году».

Вот после этих отмеченных «Ъ» телодвижений в уходящем году был принят ряд поправок в утверждённый ещё десять лет назад «антиотмывочный» закон, признанный FATF «излишне либеральным».

Суть закона и поправок

Официально «антиотмывочный» закон называется «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма (115-ФЗ)».

Задуманный изначально как инструмент для хороших парней пресекать возможности легализоваться плохим парням, со временем (точнее – с принятием самых разных поправок, коих за годы действия закона накопилось почти под сотню) документ превратился в излюбленный властями всех стран «кистень». По определению Володи Шарапова…

Не все сограждане пока ощутили на себе действие этого закона, потому, наверное, есть смысл немного о нём рассказать. Что такое антиотмывочный закон?

Прежде всего, для чего он нужен?

Изначально – чтобы не дать возможности бандосам заработанные на продаже наркотиков, на проституции, скупке краденого (все сделки в таких сферах, ясно, осуществляются за наличные) деньги легализовать. То есть открыть на них, например, прачечные или закусочные, после чего с этой части бизнеса платить налоги и спать спокойно. И ещё полностью дезавуировать расцветшие было фирмочки-однодневки, предоставляющие тем же бандосам свои счета для дальнейших уже легальных операций с деньгами. В частности, их обналичивания.

Закон обязывает финансовые организации анализировать все операции клиентов на предмет выявления признаков, указывающих на необычный характер сделок. А признаки эти классифицированы, сбиты в кучу и разосланы финансовым организациям в качестве указаний к действиям нашим уже вездесущим Центробанком.

А вот для чего ещё этот закон с почти сотней поправок нужен сейчас – вопрос. То есть борьба с терроризмом и отмыванием денег, конечно, дело святое. А тотальная слежка финансовых организаций за своими клиентами, осуществлять которую по новому закону они обязаны, а если что – немедленно реагировать, дело совсем не святое. Тухлое это дело. Чреватое отказами иметь какие-бы то ни было дела с банками, буде представится такая возможность. И финансовые организации это понимают.

На что пристально посмотрят

Банки должны обратить внимание на денежную операцию, если:

  • сделка очень запутанна, и складывается впечатление, что её участники хотят, чтобы банк не понял, что к чему
  • сделка не имеет деловой цели (например, покупатель покупает товар по явно завышенной цене)
  • зачисляется крупная сумма денег на счета физических лиц при том, что эти физические лица снимают эти деньги наличными

Портал urburo1 в опубликованной авторской статье, анализирующей работу этого закона, констатирует и резюмирует:

«В методических рекомендациях, (наштампованных ЦБ РФ – авт.), содержатся признаки операций, на которых коммерческие банки должны обращать внимание. Среди этих признаков есть и такой:

– выдача со счетов физических лиц, в том числе со счетов, предусматривающих осуществление операций с использованием платежных карт.

Если трактовать это буквально, то любая выдача человеку его денег с его счёта может быть отмыванием средств, полученных преступным путём или финансированием терроризма.

Антиотмывочный» закон №115-ФЗ вынудил коммерческие банки превратиться в следственные отделы. Банки, повинуясь закону и требованиям ЦБ РФ, … вынуждены контролировать и анализировать движение денег по счетам клиентов».

Три десятка расстались с лицензиями. Уноси готовенького!

Приняв решение о сомнительности произведённой клиентом операции, банк, имея по закону и новым поправкам на это право, может сделать вот что:

  • затребовать пояснения по операции
  • отказать в выдаче наличных или переводе денег по безналичному расчёту
  • отключить доступ к интернет-банку
  • заблокировать карту
  • отказать в открытии нового счёта или перевыпуске карты

Рейтинговое агентство НКР подсчитало (результаты – в «Российской газете»): в 2021 году покинуть финансовый рынок в той или иной форме могут три десятка банков.

«Активная расчистка банковского сектора от сомнительных игроков началась в 2013 году, когда Банк России возглавила Эльвира Набиуллина. По данным ЦБ, на 1 января 2013 года в стране работали 956 банков. 1 ноября 2020 года – 372 банка. За семь лет их количество снизилось почти на 600, при том, что с 2000 по 2012 год регулятор отозвал 416 банковских лицензий».

Банки лишались лицензий в последние годы в основном из-за нарушения «антиотмывочного» закона, – эту причину «Российская» назвала первой.

В конце октября 2020 года Набиуллина в интервью телеканалу «Россия 24» заявила о том, что расчистка банковского сектора завершилась. «Основной этап расчистки практически завершен, сейчас идет уже настройка», – рассказала она. Набиуллина подчеркнула, что и в «нормальной» ситуации происходят отзывы лицензий, в том числе с рынка уходят и сами банки. «Мы очень близки к этим нормальным темпам», – добавила глава ЦБ.

Нас убеждают: честных это не коснётся

В поправках «антиотмывочному» закону, принятых в июле этого года, отмечено:

  • обязательному контролю подлежат почтовые переводы от 100 тысяч рублей, в том числе сделанные в иностранной валюте, если рублёвый эквивалент перевода превышает эту сумму.
  • банки будут обязаны контролировать все расчеты по сделкам с недвижимостью на сумму 3 миллиона рублей и более. Речь идет о контроле как безналичных расчетов, так и наличных, когда деньги кладутся в банковскую ячейку. По идее, возможность мухлевать с налогами, занижая на бумаге стоимость сделки, таким образом уйдёт в небытие.
  • ужесточаются также требования к переводам и снятию денег в банкоматах.
  • будут следить и за возвратом неиспользованного остатка, внесенного в качестве аванса за услуги связи на сумму 100 тысяч рублей и более. То есть можно легко оказаться «взятым на карандаш», если вы решите рассчитываться с кем бы то ни было через счёт телефона.
  • под контроль попадут также снятие со счета организации или зачисление на него наличных на сумму от 600 тысяч рублей.

Нам говорят: не нарушайте, и «блистающий меч правосудия не сверкнёт над вами красным лучом». Может и так, хотя… Всё же сомнительно.

Руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner в России Антон Гусев на портале BFM.ru так анализирует грядущие изменения:

«По поводу бизнеса – риски, скорее всего, возникнут, потому что теперь возложили на банки функцию, по сути, контроля – куда снимаются расходно-денежные средства. Следующим шагом, скорее всего, будет какая-то ответственность за сообщение недостоверных сведений банку. Скорее всего, увеличится количество как проверок налоговыми органами, так и правоохранительными органами различного рода сделок, то есть появятся дополнительные основания правоохранительных органов для проверок».

Вот только новых, расширенных прав у наших налоговых и правоохранительных органов и не хватает! Ну вот я весь честный и хочу по-честному снять четыре миллиона наличными со своего счёта – этого требует партнёр по бизнесу, так ему нужно. С моей точки зрения – это его право. С моей же точки зрения – это и моё право. С точки зрения банка (с новой, узаконенной точки зрения) такая сделка попахивает сомнительностью. Банк начинает разбираться, об этом узнают налоговая, полицейские, ФСБ, ГРУ, Минфин – кто там ещё? Я собираю чемодан документов и начинаю бегать по всем этим уважаемым организациям, доказывая, что не верблюд. Мой деловой партнёр, подождав, узнаёт обо всём этом шевелении. Посылает меня куда подальше и даже заявляет кому следует, что он не имеет никакого от ношения к происходящему, а я лишь пытаюсь прицепить его к своим сомнительным схемам.

Результат: сделка сорвана, одним партнёром по бизнесу стало меньше (а может, и другие, узнав о том, что со мной проблематично, предпочтут «слиться»), я в лучшем случае с нервным расстройством, в худшем – в дурдоме. Утрированно? Может быть. Вскоре убедимся…