Взгляд политолога на протестные акции прошедшие 23 января 2021 года

Протестные акции 23 января 2021 года стали демонстрацией существующих возможностей несистемной оппозиции в России, в частности, связанных с массовой политической мобилизацией молодежи и несовершеннолетних граждан.

Данные акции продемонстрировали информационные и организационные возможности несистемщиков, одной из задач которых стало отслеживание и изучение ответной реакции силовых органов на их действия.

События 23 января прервали политическое затишье в России, наступившее как минимум с марта 2020 года — периода введения ковидных ограничений, и стали началом нового политического цикла, нацеленного на активизацию протестных проявлений к 19 сентября 2021 года – единому дню голосования, на который запланировано проведение выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ VIII созыва.

blank

При этом остается открытым вопрос: каким образом несистемная оппозиция планирует перевод протестного потенциала российского общества, раздраженного ковидными ограничениями и экономическими трудностями, в голоса избирателей и свое парламентское представительство, выступающее основой политического развития любого демократического государства. Будет ли инициированный ими протест сопровождаться созданием новых политических партий или объединением усилий существующих оппозиционных партий – покажет время, однако это единственная легальная возможность несистемщиков принять самостоятельное участие в выборах и обрести парламентское представительство, переходя от стратегии «умного голосования»фактически поддержки парламентской оппозициик реальной законодательной работе.

blank

10 марта 1991 года. Антиправительственный Митинг на Манежной (самый массовый за всю историю СССР)

В отличие от массовых митингов 1990-1993 гг., отражавших внутренние политические трансформации позднего СССР, а также митингов в России 2011-2012 гг., ставших проверкой власти на устойчивость и противодействие интернет-технологиям организации массовых протестов, уличные акции 23 января 2021 года стали ожидаемым со стороны российской власти событием.

На этом фоне западным элитам станет проще донести до своего избирателя необходимость введения новых санкций и ограничений в отношении административно-политической и экономической элиты России, ее зарубежных проектов и активов, в частности, «Северного потока – 2».

В эпоху доминирования глобальных медиа сам факт тиражирования протестных видео с привязкой к конкретной стране становится фактором оказания на нее финансово-экономического давления, противостоять которому могут лишь самодостаточные суверенные государства с сильной властью и общественным консенсусом по ключевым вопросам политического развития.

Анализируя опыт «цветных революций» в Грузии, Киргизии, на Украине и в других постсоветских странах, неоднозначный опыт Беларуси по восстановлению порядка на улицах, следует отметить принципиально важную роль самой власти в процессе управления политическими изменениями, одним из проявлений которых выступают инициированные несистемщиками протестные мероприятия и политизация работы сотрудников правоохранительных органов.

Сохранение последовательной политической воли и реализация разумной властной инициативы, защита медиапространства и цифрового суверенитета, совершенствование как административно-силовых, так и общественно-медийных инструментов регулирования массовой политической активности – все это и не только — способно сохранить должный уровень легитимности и законности в пространстве российской публичной политики.

blank

Говоря о протестных акциях 23 января 2021 года, следует отметить их связь с известными медиа-продуктами, которые позиционировались в российском интернет-пространстве как антикоррупционные расследования. С одной стороны, несистемная оппозиция продемонстрировала непоследовательность, избрав вместо юридических механизмов борьбы с коррупцией сугубо политические способы давления на власть, с другой стороны, со стороны власти практически не было заметно юридических шагов по привлечению к ответственности авторов и заказчиков создания подобных медиа-продуктов.

Это демонстрирует недостаточную востребованность юридических форм разрешения публичных конфликтов в современных российских реалиях, хотя именно неотвратимость наказания служит лучшим способом защиты юридических основ политической стабильности в обществе.