Я (не)простой россиянин. Могут ли в отношении меня ввести санкции?
Я (не)простой россиянин. Могут ли в отношении меня ввести санкции?

Моего имени нет в ограничительных решениях США и Евросоюза, ведь я не делаю политических шагов, не заседаю в Госдуме – как и миллионы других россиян. Но значит ли это, что мне никогда не попасть в санкционные списки? Перспектива утраты недвижимости на итальянском озере Комо меня не пугает: не боюсь лишиться того, чего нет.

Как и запрет на вояжи в Европу: если поездки закроют, это будет неприятно, но не смертельно. И всё же, хотелось бы знать наверняка: есть риски попадания под санкции или нет. Может ли среднестатистический россиянин стать жертвой запретительных мер? Как вообще работает механизм санкций? Попробуем разобраться – прямо сейчас.

Санкции Евросоюза: правовое регулирование

В последнее десятилетие это слово звучало так часто, что его изначальное значение забыто. А ведь «санкция» – это уголовно/административно/дисциплинарно-правовые механизмы или разрешение на их применение. Но органы власти Евросоюза, США и западных стран используют слово в другом смысле. Так, санкция – это акт международных ограничений, принимаемый как ответ на любое «недружественное действие».

В 2022 году в отношении России ввели больше таких мер, чем в отношении двух ближайших преследователей вместе взятых. Так, против РФ работает 7116 ограничительных мер, против Ирана – «всего» 3616. В отношении Венесуэлы, к примеру, ввели лишь 651 санкцию, а в отношении Кубы – 208.

В Евросоюзе возможность введения санкций предусмотрена Разделом IV (ст.215) Договора о функционировании ЕС. Ограничительные меры вводятся:

  • в виде полного/частичного приостановления или сокращения экономических/финансовых отношений;
  • квалифицированным большинством Совета ЕС.

В этой же статье отмечено, что санкции могут быть приняты в отношении физических лиц и компаний, если речь идёт об угрозах политики безопасности и обороны. В последние годы Евросоюз принимал ограничительные меры в отношении граждан России, Беларуси и Украины. В основном, это касалось политических рисков, но не всегда.

В списках указаны звучные и громкие фамилии – не буду их называть. Но есть и такие люди, объяснить появление которых в рестрикционных решениях нелегко. Санкции Евросоюза имеют преимущества, если такое сравнение уместно. Во-первых, они публичны: вся информация размещена в интернете, найти её нетрудно.

Во-вторых, в решениях Евросоюза всегда приведены причины (пусть порой и формальные) для ограничений. Наконец, санкции можно обжаловать, используя механизмы защиты прав ЕС. И хотя успешные случаи есть, это долго, дорого и не всегда эффективно.

Санкции США: как принимаются они?

В случае со Штатами всё несколько иначе. Здесь действует два нормативных акта, регулирующих санкции:

  • Параграфы 1701-1706 IEEPA (Закон о международных чрезвычайных экономических полномочиях);
  • Параграфы 1601-1651 NEA (Закон о национальных чрезвычайных полномочиях).

Правовые акты позволяют США налагать рестрикции на любые компании и граждан, где бы они ни находились. Первичные санкции обязательны к исполнению для резидентов Штатов, вторичные – всех субъектов права. Казалось бы, кто будет соблюдать указания США? С кем хочу – с тем и работаю.

Но к мнению Вашингтона не просто прислушиваются. Из-за высокого влияния Штатов в мире вторичные санкции в ряде случаев обретают силу международного закона. Ведь за нарушение рестрикций субъект права сам может попасть под экономическое преследование. Можно назвать это инстинктом самосохранения или трусостью, но это работает.

Кто может попасть под санкции?

И вот тут – самое интересное: в законах Евросоюза и США не указан перечень лиц, в отношении которых могут вводиться рестрикции. Значит, ни должностное положение, ни профессия не имеют значения для введения санкций. Достаточно попасть на карандаш ответственным чиновникам Брюсселя или Вашингтона, чтобы быть включенным в скорбный список.

Резюме. От санкций не застрахован никто, но страдают в основном богатые

Ведущие экономики мира, Евросоюз и США, стремятся реализовать свою политику любой ценой – даже с помощью ограничительных мер. Стать жертвой санкций в теории может любой россиянин, но у власть имущих шансы выше в сотни раз. Существующие механизмы не предполагают судебного разбирательства или расследования.

Но чтобы понять опасность санкций, нужно посмотреть чуть дальше. Рестрикции заключаются либо в блокировании активов, либо в запрете на производство операций в отношении финансов. Значит, действительно работают санкции лишь в отношении богачей, имеющих банковские счета и собственность в странах Евросоюза или в Штатах.

Или в отношении стран, если они имели неосторожность разместить активы в потенциально недружественных государствах. И хотя простой россиянин может оказаться в скорбных списках (в теории), прямого вреда от этого не будет. Хотя осадочек и останется.