Запрет США на сделки с российским госдолгом – штука, конечно, санкционная. А вот насколько санкционная?

Очередной санкционный пакет США не стал большой неожиданностью для России. Чего ждать от новых санкций и как они рискуют затронуть сами Штаты – разбираемся дальше.

Конкретно о новых санкциях

Мы к санкциям привыкли. И те, что уже начали действовать в отношении государственного долга России – были ожидаемы. Правда, эксперты расходились во мнениях о степени охвата Соединёнными Штатами ситуации с российским госдолгом. Ожидалось два варианта действий США:

  • запрет на все облигации федерального займа (ОФЗ), в том числе уже приобретенные,
  • Запрет на покупку новых.

В итоге ещё в августе 2019-го под предлогом «дела Скрипалей» США запретили своим банкам участвовать в первичных размещениях российских госбумаг, а также кредитовать правительство России. Однако сделки на вторичном рынке это не затронуло.

Иностранцы продолжали участвовать в сделках на российском рынке: осталась возможность покупать долговые инструменты и акции отечественных эмитентов «на стороне».

Не прошло и двух лет, как новая американская администрация вернулась к ставшему вечным для коллективного Запада вопросу: чем ещё можно навредить России?

Financial Times: «Мы ожидаем серьёзного ужесточения позиции в отношении России. В команде Байдена ненависть к Москве просто поразительная».

Впрочем, те же американские СМИ констатировали: у Вашингтона осталось не так много средств для того, чтобы нанести ощутимый урон экономике России. Одно из последних – полный запрет вкладываться в российский госдолг. Что заранее прогнозировало агентство Bloomberg:

«США и Великобритания готовят дополнительные антироссийские санкции». На этот раз в связи с «делом Навального». [Может дойти до] «экстремальных мер против суверенного долга страны».

«Если выяснится, что Россия опять нарушила международный запрет на применение химического оружия, президент Джо Байден рассмотрит вопрос об этих санкциях в сотрудничестве с Европой».

15 апреля США всё же поступили ожидаемо: запретили американским финансовым учреждениям покупать российские долговые обязательства, которые выпущены ЦБ, Фондом национального благосостояния или Минфином после 14 июня 2021 года. Основание – Служба внешней разведки России якобы причастна к «широкомасштабной кампании кибершпионажа» с использованием SolarWinds.

Отечественные эксперты из стана оптимистов утверждают: ничего ужасного для России не произошло. Отечественная экономика с некоторых пор почти не зависит от внешнего долга, а торговый баланс страны – положительный.

По сути, Вашингтон не придумал ничего оригинальнее, нежели попросту по-другому назвать уже существующие санкции против суверенного госдолга России. Опять нельзя участвовать в первичных размещениях бумаг с 14 июня, но нет запрета на уже приобретённые и нет запрета на участие в сделках на вторичном рынке.

Ситуацию прокомментировали в Минфине и ЦБ. РИА Новости пишут:

«Финансовые власти указывают: непонятно, какие цели преследовал Вашингтон, ведь доля инвесторов-нерезидентов в гособлигациях и без того невелика. В марте, по данным ЦБ, этот показатель сократился до десяти процентов, в начале апреля было 19,7. Очевидно, что от санкций пострадают прежде всего иностранные владельцы российских бумаг».

А глава Минфина Антон Силуанов почти открыто глумится над вашингтонскими затейниками:

«В структуре держателей ОФЗ превалируют отечественные инвесторы (более 80 процентов), а приверженность благоразумной финансовой политике делает наши обязательства одними из самых надёжных и низкорискованных в мире – спрос на них останется высоким, несмотря на административные ограничения. Тут скорее можно говорить об упущенной выгоде для американских финансовых институтов, против которых эти санкции и оказались направлены».

Банк России мониторит финансовый рынок и при необходимости использует имеющиеся инструменты для сохранения стабильности, сообщил регулятор.

И глава Сбербанка Герман Греф утверждает: к серьезным последствиям для экономики санкции не приведут, программа заимствований будет выполнена.

Тем не менее долгосрочные риски все же есть – в частности, потеря интереса американских банков к российским бумагам.

C другой стороны, в крайнем случае Банк России всегда может запустить количественную программу и выкупить необходимые объемы ОФЗ. Впрочем, как подчеркивают эксперты, пока нет даже предпосылок для того, чтобы задумываться об этом.

Неудивительно, что на всю эту историю рубль практически не отреагировал. Российская валюта не только отыграла позиции после снижения на фоне новостей о предстоящих санкциях, но и укрепилась – почти до 75 за доллар.

Можно повторить: в Вашингтоне рассматривали более жёсткий, можно сказать, окончательный сценарий санкционной политики США против российского госдолга. Это мог быть запрет на покупку абсолютно всех облигаций федерального займа. К тому же санкции могли быть экстерриториальными, то есть распространяться на инвесторов из Европы и Азии. Но на это Белый Дом не решился. В первую очередь потому, что это нанесло бы мощный удар по самим американцам. И ещё: всё-таки в преддверии возможной встречи Байдена и Путина совсем жечь мосты как-то не комильфо даже для исключительных.

Глава Сбербанка Герман Греф так прояснил некоторую сдержанность в санкционной политике «партнёров»:

«Если бы США наложили санкции на весь госдолг, то это были бы санкции не против российского государства, а против их собственных инвесторов. Потому санкции были введены только против нового долга, что достаточно рациональный ход, так как в противном случае возникла бы паника и зарубежные инвесторы начали бы распродавать бумаги. А для российских инвесторов в этом случае появилась бы хорошая возможность купить их с большим дисконтом».

В общем, это санкции из разряда «шоб було». При сохранении открытых дверей для переговоров.

Интересно, что в самих Штатах общая реакция примерно такая же. Например, инвестиционный директор Aberdeen Standard Investments Виктор Сабо выразился так:

«Ограничения неприятны, но они никак не повлияют на российскую экономику».

А что это – госдолг, если кто не знает?

Говоря простым языком: это средства, которые правительство одалживает, чтобы оплатить свои расходы. Государственный долг России складывается из внутреннего и внешнего долгов правительства, а также обязательств регионов и муниципальных образований. Чистый госдолг – это, по сути, сумма, которая осталась бы, если все кредиторы страны разом потребовали вернуть им деньги.

То есть отрицательный чистый госдолг означает, что у государства хватает резервов закрыть все свои обязательства и остаться в плюсе. Положительный, соответственно, наоборот.

blank

Внешний госдолг – это обязательства перед другими странами, международными организациями и частными иностранными инвесторами.

Внутренний госдолг – это обязательства перед субъектами, негосударственными организациями, компаниями и населением. Например, негосударственный пенсионный фонд (НПФ) аккумулирует деньги клиентов, а затем покупает на них государственные ценные бумаги. Обычные граждане тоже могут приобрести специально подготовленные для них облигации федерального займа (ОФЗ-н).

У нас-то ещё ладно…

В 2020 году долг российского правительства превысил его ликвидные резервы и вернулся к положительным значениям. По итогам того пандемийного года он и вовсе вырос почти на 40 процентов, до 18,99 триллиона рублей, что составляет 17,8 процента от ВВП. Небезынтересно проследить градацию размеров государственного долга России за несколько последних лет (в миллиардах долларов):

blank

Считается, что само по себе существование госдолга не повод для расстройства, это больше макроэкономический показатель. В 2020 году его изменения демонстрировали, сколько денег правительство занимает на борьбу с последствиями коронавирусной пандемии на фоне разбалансировки бюджета из-за падения цен на нефть.

По-настоящему ситуацию отражает соотношение размера государственного долга к объему ВВП. Вот иллюстрация такой ситуации для разных стран мира:

blank

Специалисты Всемирного банка в 2010 году подсчитали, что государственный долг становится проблемным для страны, когда достигает 77 процентов от ВВП. Как правило, власти устанавливают ограничение на его размер. Но они же могут и повышать этот лимит. Этим, например, регулярно занимаются США, чей госдолг в абсолютных величинах – самый большой в мире, $26,945 триллиона, а соотношение с ВВП ($21,48 триллиона по итогам 2020 года) превышает 100 процентов.

У нас ещё неплохо, и такая ситуация сравнительно стабильна, о чём – в таблице ниже:

blank

При этом для развивающихся экономик отрицательный чистый госдолг – явление редкое. Россия к нему пришла в 2019 году, сознательно накапливая резервы и поддерживая долговую дисциплину из-за западных санкций. Но на фоне пандемии и падения цен на нефть госдолг начал расти и к лету 2020 года превысил ликвидные резервы государства.

На 1 февраля 2021 года внутренний российский госдолг составил примерно 14,795 триллиона рублей, внешний госдолг на ту же дату – $56,260 миллиарда (около 4,290 триллиона рублей по курсу ЦБ на начало февраля), а общий размер суверенного госдолга России – 19,085 триллиона рублей.

А есть чем платить?

Ликвидные активы государства – это валютные и рублевые депозиты федеральных органов управления, размещенные в Центробанке и коммерческих банках. Так, на 1 января 2021 года депозиты органов государственного управления в Центробанке составляли 12,647 триллиона рублей.

В 2021 году предполагается рост госдолга до 20,4 процента ВВП, в 2022 году – до 20,8 процента ВВП, а в 2023 году – до 21,4 процента ВВП.

При этом министр финансов Антон Силуанов не раз заявлял: размер российского госдолга сохраняется на безопасном уровне и остается одним из самых низких в мире. Сокращение доходов бюджета и необходимость финансировать программы поддержки граждан и бизнеса в 2020 году закономерно потребовали увеличения госдолга. Но и дальше наращивать его такими высокими темпами, как в минувшем году, финансовое ведомство не планирует.

blank

Минфин заявляет:

«Объём государственного долга в 2020 году увеличился на 5,4 триллиона рублей, однако его показатели не превысили безопасный уровень. Этот год был экстраординарным с точки зрения объёмов государственных заимствований, поэтому наращивание государственного долга такими же темпами в предстоящие годы не планируется. Ведь показателем безопасного уровня госдолга является не только его общий объём, но и разумная стоимость обслуживания, которая не снижает доступность кредита для частных инвестиций и не вытесняет другие расходы бюджета, а также сбалансированная структура без пиков платежей»

Так что да, оплачивать долги нам есть чем, а новых постараемся не назанимать.

Как мы реагируем

Россия тем временем продолжает сокращать вложения в госдолг США. В январе было $6,145 миллиарда, в феврале – $5,756, сообщил 15 апреля американский Минфин. При этом доля долгосрочных облигаций уменьшилась практически в девять раз: 306 миллионов вместо 2,7 миллиарда месяцем ранее. Краткосрочные облигации – 5,45 миллиарда (в январе – 3,4).

Реализуя эти бумаги, правительство США покрывает бюджетный дефицит и прочие расходы.

В 2010-2013 годах российские вложения в общую структуру американского госдолга превышали 170 миллиардов. Москва входила в число крупнейших держателей трежерис (этот термин – обобщённое название долговых обязательств правительства США, происходящее от английского слова «Treasury» (Казначейство).

Но после того, как в апреле 2014-го Вашингтон активизировал санкционную политику против России, от них стали избавляться.

В 2018-м Центробанк устроил масштабную распродажу, сократив портфель казначейских обязательств США сразу вдвое. Доля американских бумаг в международных резервах свелась к минимуму. Освободившиеся средства перенаправили в золото, а также евро и юани.

Любые санкции мы можем обойти

Салтыкову-Щедрину приписывают ставшую крылатой фразу: «Суровость законов Российской Империи компенсируется необязательностью их исполнения». Сейчас впору распространить смысл этого чудесного изречения на всю санкционную политику в коллективного Запада отношении России.

И наши деловые партнёры из Западных стран (без кавычек) похоже, научились у нас такому отношению к вредоносной политике своих правительств.

Заинтересованные в использовании те же российских облигаций федерального займа (ОФЗ) западные инвесторы давно используют схему, позволяющую обойти возможные ограничения.

РИА Новости цитируют мнение генерального директора УК «Спутник – Управление Капиталом» Александра Лосева:

«Санкции действенны только для евробондов с расчётами в долларах и депозитарным учетом в Euroclear и Clearstream, потому что лишь в этом случае OFAC Минфина США способно контролировать их выполнение. Запрет на ОФЗ бесполезен, потому что инвесторы, которых интересуют эти бумаги, приобретают не сами ОФЗ, а процентные и валютные свопы (обмены платежами или активами. – Прим. ред.), привязанные к доходности ОФЗ и форвардным курсам «доллар-рубль».

blank

Если же западным инвесторам запретят покупать ОФЗ напрямую, средства направят через посредников, в том числе российских.

Один из возможных механизмов противодействия санкциям – использование компаний с особым статусом, не раскрывающих конечных бенефициаров. Кроме того, нерезидентам ничто не мешает задействовать криптовалюты или иные цифровые активы, источник и направление которых отследить невозможно.