Электронное голосование на выборах – больше возможностей для фальсификации? Объясняет политолог

Голосование через интернет может решить массу проблем, в том числе и сделает возможным голосование в период эпидемий. К тому же в России активно внедряются цифровые сервисы, а у портала «Госуслуги» уже более 100 миллионов пользователей. Но будет ли такое голосование честным и прозрачным? Об этом нашим читателям рассказал политолог Артем Косоруков.

Практические шаги по внедрению процедур электронного голосования в современном мире осуществляются уже более 15 лет. Так, в Эстонии еще в 2005 году граждане получили возможность голосовать на выборах с использованием своих индивидуальных электронных профилей, а на выборах в Европейский Парламент в 2011 году каждый четвертый избиратель проголосовал в электронном виде, не выходя из дома.

При этом в России процедура электронного голосования до недавнего времени применялась только в Москве, в частности, на выборах в Мосгордуму в сентябре 2019 года, однако в ближайшие годы данная процедура может появиться и на выборах в Государственную Думу, а в перспективе и на выборах Президента России. Вместе с возможностью голосования по почте, расширением периода голосования от 1 до нескольких дней – данная инициатива может стать новой вехой в развитии избирательного процесса в современной России, способствуя более комфортному и технологически продвинутому участию граждан в выборах всех уровней.

Согласно последним поправкам в статьи 37 и 38 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», голосование на выборах и референдумах, в том числе, федерального уровня, может проводиться по почте или в формате дистанционного электронного голосования, под которым понимается «голосование без использование бюллетеня, изготовленного на бумажном носителе, с использованием специального программного обеспечения», например, на базе портала государственных услуг.

При этом порядок голосования и случаи, когда оно может проводиться, устанавливает Центризбирком (в зависимости от уровня организационной и технической подготовки конкретного субъекта федерации).

Одной из предложенных поправок стала норма, предусматривающая сбор подписей избирателей с использованием «Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)» (каждый субъект Российской Федерации для этого должен принять соответствующие поправки в региональное законодательство). При этом с помощью «Единого портала госуслуг» может быть собрано не более половины подписей избирателей, которые необходимы для регистрации кандидата или списка кандидатов (чего в принципе недостаточно, так как даже в самом наименее интернетизированном регионе России процент граждан, имеющих доступ к сети Интернет и порталу госуслуг, превышает 68%).

Объективными ограничителями по внедрению процедуры дистанционного электронного голосования выступает все еще недостаточная распространенность портала госуслуг среди российских граждан (103 млн аккаунтов на 109 млн избирателей), технологическая неготовность и отсутствие даже пилотного опыта в сфере электронного голосования у большинства регионов, отсутствие необходимых и достаточных способов контроля процедуры дистанционного голосования как со стороны избирательных комиссий, так и со стороны правоохранительных органов, впервые сталкивающихся с подобными вызовами (начиная с незаконного доступа к аккаунтам избирателей и заканчивая кибератаками на портал госуслуг).

Даже в пилотном московском голосовании на базе портала mos.ru избиратель пока еще не имеет возможности проверить, подан ли его голос за того кандидата, за которого он в действительности проголосовал.

Помимо прочего, ряд экспертов задаются вопросом, как в случае проведения дистанционного электронного голосования обеспечить прозрачность и общественную подотчетность данного процесса, организовывать работу независимых наблюдателей и фиксировать возможные нарушения, контролировать корректность занесения данных в протоколы голосования и оспаривать их в досудебном и судебном порядке.

Для всего этого потребуется принятие значительного количества поправок в действующие нормативно-правовые акты, а также обкатка и совершенствование правоприменительной практики в этой области, сопряженные с неизбежной политизацией данного вопроса (чего стоит хотя бы демонизация вышек мобильной связи 5-го поколения и фейки о «чипизации» под видом противовирусной вакцинации).

Несмотря на то, что новые технологии традиционно вызывают неприятие со стороны определенной части населения, начиная с английских луддитов начала XIX века и заканчивая современными критиками биометрической идентификации и аутентификации, дистанционное электронное голосование является знаковым достижением цифровой эпохи начала XXI века, максимально приближающим избирательный процесс к рядовому гражданину и позволяющим ему в период голосования в любом месте и при помощи любого подключенного к Интернету устройства – избирать и быть избранным, то есть реализовывать свои конституционные права.

Более того, в условиях различного рода глобальных флуктуаций, например, распространения COVID-19 и других биологических угроз, дистанционные технологии, вероятно, продолжат свое масштабное распространение поверх традиционных институтов и процедур публичного управления.