«Нэклис-Банк» Натальи Касперской лишился лицензии

Банк накопил серьезный портфель невозвратных кредитов, и из-за формирования резервов утратил собственные средства.

Согласно решению Банка России от 10 января 2020 года у московского ООО КБ «Нэклис-Банк» была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Банк находился на 251 месте по размеру активов в банковской системе, но главный интерес в нем – состав акционеров.

Большая часть банка (64%) принадлежит кипрской компании Organat Financial limited, которой владеет Наталья Касперская – генеральный директор InfoWatch и бывшая супруга основателя «Лаборатории Касперского» Евгения Касперского. Кроме нее, владельцами банка были ООО «Лорэнс-стар» и отдельные физлица.

Решение отозвать лицензию Банк России принял из-за нескольких причин:

  • банк накопил слишком много проблемных долгов, по которым пришлось доформировать резервы – из-за этого банк полностью утратил собственные средства;
  • по некоторым операциям банка были признаки вывода активов;
  • банк нарушал нормативные акты, регулирующие банковскую деятельность, из-за чего Банк России был вынужден несколько раз применять ограничительные меры.

Всего у банка накопилось проблемных кредитов на 1,3 миллиарда – это ссуды физическим лицам, которые Банк России расценивает как потенциально невозвратные.

Именно эти ссуды имели признаки возможного вывода денег из банка с ущербом для интересов кредиторов и вкладчиков. Когда Банк России потребовал адекватно оценить риски, «Нэклис-Банку» пришлось доформировать резервы на такую сумму, что банк полностью утратил собственный капитал.

Банк является участником системы страхования вкладов, поэтому вкладчики получат свои деньги от АСВ в пределах 1,4 миллионов рублей каждый. В банк введена временная администрация, полномочия прежнего руководства приостановлены.

Что интересно, банк был проблемным уже давно: Касперская стала его владельцем еще в феврале 2018 года, когда ей пришлось обменять депозиты в нем на доли в собственности банка (иначе их было невозможно вернуть). Затем она планировала развивать банк, тестировать на нем современные информационные технологии, помогать финансировать индустрию информационной безопасности и разработку ПО.

Теперь же информация о возможных уголовно наказуемых деяниях была передана правоохранительным органам, и в российской практике есть случаи привлечения к ответственности владельцев обанкротившихся банков.