Почему в России доля оправдательных приговоров всего 0,2% – разбирались американские журналисты

Из почти миллиона уголовных дел в 2018 году российские суды оправдали всего чуть более 2 тысяч человек.

Российская судебная система уже достаточно долго характеризуется обвинительным уклоном – доля оправдательных приговоров составляет всего 0,2%. Правда, представители судебной власти считают, что нужно учитывать прекращенные уголовные дела – с ними процент освобожденных от уголовной ответственности достигает 30%. Но справедлив ли такой подход – разбирались журналисты американского издания Eurasianet.

Согласно данным Верховного суда за 2018 год, суды рассмотрели уголовные дела в отношении 956,6 тысяч человек, из них были осуждены 681,9 тысяч человек. Оправданных было только 2,1 тысячи, а еще 1,7 тысячи освободили от наказания, прекратив дело из-за отсутствия состава преступления. Остальные дела в отношении 191,2 тысяч человек прекратили по нереабилитирующим основаниям.

С такими показателями Россия занимает 101 место в мире по качеству уголовного правосудия – страна разместилась между Нигером и Доминиканой в рейтинге World Justice Project.

С тем, что российская судебная система имеет обвинительный уклон, соглашаются и в президентском Совете по правам человека, и даже сам президент Владимир Путин придерживается того же мнения. Но в 2019 году министр юстиции Александр Коновалов заявлял, что российские суды начали отходить от обвинительного уклона.

Еще более серьезно настроен председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев – он напомнил, что 30% дел в 2016 году было прекращено по реабилитирующим и нереабилитирующим основаниям. Но последнее – не то же самое, что оправдательный приговор: если дело закрыто по истечении срока давности, раскаянию, примирению сторон и т.д., судимость с человека не снимается.

Соответственно, юристы считают, что освобождение по нереабилитирующим основаниям в России равносильно признанию вины – человек хоть и освобождается от уголовной ответственности и наказания, фактически он признает себя виновным. С такого человека могут взыскать сумму ущерба, его могут уволить с работы или запретить занимать определенные должности, а если он снова окажется подсудимым – его ждет более серьезное обвинение.

Другая проблема – то, что прокуроры заинтересованы в обвинительном приговоре, а судьи – в том, что приговор не будет обжалован. Поэтому есть риск того, что обвинитель попросту договорится с судьей – выгодный ему приговор в обмен на то, что он не будет опротестован.

И, наконец, еще одна проблема – на 100 обвинительных приговоров есть 92 признания вины. То есть, большая часть судов проходит в особом порядке без рассмотрения доказательств. Соответственно, судьи просто теряют навыки реконструировать события и правильно работать с доказательствами.

Поэтому из исследования можно сделать вывод, что судебная система России еще очень далека от идеала.