Собор Святой Софии в Стамбуле станет мечетью. Объясняем, почему это так важно и почему об этом столько говорят

Кто-то видит в этом возрождение исламизма в светской Турции, кто-то возмущен тем, что собор не вернули православной церкви. Мы разобрались, что именно произошло, чем собор так важен для всех конфессий и как к этому отнеслись в разных странах мира.

Что произошло?

10 июля Высший административный суд Турции объявил о событии, которое затронуло мировую культуру и религию – было отменено решение правительства от 1934 года, согласно которому собор Святой Софии (Айя-София) в Стамбуле был преобразован в музей. Теперь собор вновь стал мечетью, это вызвало реакцию огромного числа людей по всему миру, и, судя по всему, будет иметь серьезные последствия в будущем.

Изначально собор был построен как православный, затем он стал мечетью, а в 1934 году декретом первого президента Турции Кемаля Ататюрка был преобразован в музей.

blank

Идея сменить статус собора принадлежала президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану. Об инициативе открыть собор для мусульманских богослужений он заявлял в интервью еще в марте прошлого года, а 2 июля Высший административный суд Турции (его же называют Государственным советом) вынес решение, фактически открывающее возможность использовать собор как мечеть.

В Партии справедливости и развития, которую возглавляет Эрдоган, заявляли, что рассчитывают открыть собор для богослужений уже 15 июля. Эта дата выбрана не просто так – 4 года назад в Турции произошла попытка государственного переворота, который начали некоторые военные под руководством общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена. Переворот оказался неудачным, по обвинениям в причастности к нему было задержано 26 тысяч человек, почти 3 тысячи из которых попали в тюрьму. Последствиями переворота стали массовые преследования военных и увольнение около 10 тысяч сотрудников полиции и военнослужащих.

Спустя год дата 15 июля становится государственным праздником – «Днем демократии и национального единства», и к которому, судя по всему, будет приурочено изменение статуса Святой Софии.

При этом суд нашел формальную причину изменить статус собора с музея на мечеть – как удалось доказать Фонду исторического наследия и окружающей среды, в 1934 году решение о преобразовании мечети в музей было принято незаконно, так как здание уже на тот момент находилось в частной собственности – оно принадлежало одному из мусульманских фондов. Судьи единогласно согласились с позицией истца (главы Фонда), вскоре после оглашения решения президент Эрдоган подписал указ, согласно которому мусульмане получают право совершать поклонения в соборе. Теперь посещать собор можно будет бесплатно (чему раньше мешал его музейный статус).

При этом официальных представитель президента заявил, что изменение статуса собора не будет мешать туристам (местным и иностранным) посещать его – правда, при условии соблюдения некоторых норм ислама. Кроме того, решается вопрос с уникальными христианскими мозаиками на стенах – согласно нормам ислама, изображать людей запрещено. Скрыть мозаики и фрески обещают лазерами, специальным освещением или просто коврами – и только на время богослужений.

Кому на самом деле принадлежит собор?

История собора Святой Софии начинается с 324-337 годов нашей эры, когда на рыночной площади Августеон была построена христианская церковь. Строительство первого храма, названного Софией, относится к времени правления императора Констанция II (337-361 годы), но в 404 году храм сгорает в ходе народного восстания. После этого церковь восстанавливали несколько раз, и она снова сгорала.

Грандиозный храм был построен после очередного пожара при восстании во времена императора Юстиниана I в 523 году. На строительстве каждый день трудились 10 тысяч рабочих, использовались лучшие строительные материалы. Здание, которое удалось построить, поражало народную фантазию до такой степени, что строительству храма приписывали участие небесных сил.

Вплоть до завоевания Константинополя турками в 1453 году собор оставался символом могущества Византийской империи. Например, в 1054 году во время богослужения легат папы римского вручил отлучительную грамоту константинопольскому патриарху Михаилу Керулларию – это стало началом раскола церкви на Православную и Католическую.

В 1453 году в соборе прошло последнее в его истории христианское богослужение – 29 мая того же года храм захвачен турками (и, по описанию историков, процесс был далек от мирного) и обращен в мечеть. Тогда же в собор вступил султан Мехмед II – завоеватель Константинополя. При этом в храме сохранилась большая часть фресок и мозаик – по данным исследователей, скорее из-за того, что они были скрыты под штукатуркой.

blank

Вплоть до 1934 года собор оставался мечетью. В середине XIX века в здании провели реставрационные работы, занявшие 2 года – в ходе них часть изображений открыли от штукатурки. После декрета, подписанного Ататюрком, собор Святой Софии становится музеем, и примерно до середины прошлого века в нем продолжались реставрационные и исследовательские работы.

В 1985 году собор включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, в 2019 году это было самый популярный музей Турции, который посетили 3,7 миллиона человек за год.

При этом ни христианское, ни мусульманское сообщества не оставляли попыток вернуть в Софию богослужения. Вопрос поднимался неоднократно:

  • в 2006 году музейный комплекс выделил небольшое помещение для мусульманских обрядов (правда, для сотрудников музея);
  • в 2007 году американские предприниматели и политики создали совет, призванный вернуть Софии статус православного храма;
  • в 2016 году в соборе во время Рамадана проходили чтения Корана с трансляцией в прямом эфире телеканала, что вызвало критику со стороны МИДа Греции.

При этом еще в сентябре 2018 года Конституционный суд Турции назвал недопустимым требование одной из частных организаций вернуть собору статус мечети. Однако уже в 2020 году решение Госсовета Турции было прямо противоположным.

Кто против?

Решение изменить статус собора Святой Софии с музея на мечеть вызвало волну критики по всему миру – причем критики вполне официальной. Например, в ЮНЕСКО заявили, что государство должно обеспечить такие условия для объекта, чтобы ничто не могло отразиться на его исключительной ценности. Против высказались представители разных христианских церквей, политики и другие деятели, в том числе российские.

Критика решения Эрдогана и Государственного совета слышна и в самой Турции. Так, экс-министр иностранных дел Турции Яшар Якыш заявил, что все это было решением исключительно президента, которому нужно оправдать ожидания консервативной религиозной части своего электората. Эти люди, считает бывший чиновник, воспринимают вопрос Софии как вопрос национального суверенитета.

Кстати, он напомнил, что на территории Греции остаются сотни мечетей в качестве наследия Османской империи, при этом некоторые из них лежат в руинах, другие приспособили под христианские церкви, склады, тюрьмы и даже ночные клубы. Что же касается Софии, то рядом с ней и так есть открытая для всех мусульман Голубая мечеть, и недостатка мест для верующих поблизости нет.

Турецкая оппозиция на этот раз была сдержанной – там не поддержали и не критиковали решение суда, но все же призвали не использовать 1500-летний собор в политических целях.

Резко раскритиковали решение в Греции, где любые новости о наследии Византийской империи в Турции воспринимают болезненно. В частности, министр иностранных дел Греции Дендиас заявил, что в интересах Турции – все же сохранить Святую Софию в качестве музея, и что именно этим руководствовался Ататюрк в прошлом веке.

Госсекретарь США Майк Помпео тоже призвал сохранить за собором музейный статус – по его мнению, так Турция продемонстрирует готовность уважать всю историю своего государства.

Что касается России, то на уровне МИД реакция была сдержанной – там напомнили, что произошедшее событие является исключительно внутренним делом Турции. Но в Русской православной церкви заявили, что призывы превратить храм в мечеть недопустимы, а сам собор – «общехристианская святыня» и построен он был как христианский храм.

Некоторые опасения высказывают российские искусствоведы – они не понимают, как именно можно скрыть христианские фрески и мозаики на время богослужений и не повредить их (при этом уверены, что прямого физического воздействия на объекты культурного наследия все же не будет).

А общественный деятель Владислав Иноземцев вообще напомнил, что в России такие истории тоже случаются – многие здания, которые долгое время использовались не как церкви, передаются обратно РПЦ (пример – Исаакиевский собор), при этом в Турции до сих пор действует масса греческих и армянских православных церквей, которые не испытывают на себе какого-либо давления.