Узбекистан хочет построить железную дорогу через Афганистан в Пакистан. В этом может помочь Россия

Республика снова пытается стать лидером в центральноазиатском регионе, не забывая о лояльности в адрес Китая.

На днях Москву посетил министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов. Формально это была обычная техническая поездка – он встретился с российским коллегой Сергеем Лавровым, обсуждал проблему трудовых мигрантов и готовил визит президента республики в Россию. Однако в действиях и риторике главного дипломата Узбекистана можно увидеть попытки республики завоевать политическое лидерство в своем регионе.

Так, стороны обсудили проблему недопуска в Россию трудовых мигрантов из Узбекистана – с начала 2021 года их приехало чуть больше 3 тысяч. Чтобы ускорить процесс, в Узбекистане могут наладить выпуск российской вакцины «Спутник V», тогда все вакцинированные смогут въезжать в страну более свободно.

Дальше стороны перешли к проблемам в Афганистане, который граничит с Узбекистаном. Министры решили, что военного решения ситуация не имеет, проблемы нужно урегулировать политико-дипломатическим путем – на уровне ШОС, «московского формата», а также при активном посредничестве Узбекистана. Например, в июле в Ташкенте пройдет международная конференция, посвященная Афганистану.

Узбекистану действительно необходимо стабилизировать политическую обстановку в соседней стране – Камилов заявил, что целью мирного процесса должно стать укрепление экономических связей между странами. И в подтверждение этих слов, чиновник из Минтранса Узбекистана Жасурбек Чориев заявил, что республика намерена пригласить Россию к сотрудничеству по проекту железной дороги Мазари-Шариф – Кабул – Пешавар.

Эта железная дорога свяжет Узбекистан с Пакистаном, хоть и по территории Афганистана, где до сих пор достаточно опасно. Правда, опасным этот проект будет и на пакистанской стороне – маршрут в итоге будет проложен до порта Гвадар, который фактически контролируют китайские структуры. Вообще же выбор этого проекта – как раз показывает высокую лояльность узбекских властей к Китаю.

Вообще же существует и альтернативный вариант – железная дорога через афганский Герат к порту Чабахар в Иране. Однако этот маршрут осложняет конфликт между США и Ираном – недавно порт Чабахар вывели из-под американских санкций, но отдали под управление индийской компании (что было сделано в противовес интересам Китая).

Желание Узбекистана участвовать в афганском урегулировании и налаживать внешние связи вполне логично – как отмечают эксперты, республика остается запертой в границах глубоко в континенте, и не может всерьез влиять на политическую повестку. Поэтому единственный вариант – это такие попытки выйти за пределы границ и получить неформальный статус лидера в центральноазиатском регионе.