«История с Коронавирусом запустит тектонические сдвиги в мировой экономике … ». Интервью с топ-менеджером банка

Сейчас сложно отыскать человека в нашей стране, который так или иначе не слышал о сложной эпидемиологической ситуации в мире и нашей стране. Сейчас Коронавирус и всё что с ним связано — тема номер 1 во всех средствах массовой информацией. Мы решили обсудить с топ-менеджером БКС Банка Сергеем Хайрулиным, как эпидемия скажется на банковской системе нашей страны и на мировой экономике. Подробности читайте в интервью.

– В связи с эпидемией, меняются ли правила и порядки внутри банка?

Сергей Хайруллин

Да, конечно. Банк вводит строгие меры защиты от распространения эпидемии и купирует риски заражения в офисе. В первую очередь, Банк действует строго в рамках законодательства и указания властей, поэтому с понедельника все сотрудники, вернувшиеся из заграничных поездок, помещаются на карантин на две недели.

– А вы бы не могли более подробно рассказать читателям про изменения?

Сергей Хайруллин

Конечно! Запущен план обеспечения непрерывности деятельности Банка. Заметим, что такой план был у всех банков и раньше, это обязательный документ, требующийся регулятором. Но раньше Банки никогда не сталкивались с проблемами такого масштаба, никто до конца не понимал, как системы удаленного доступа будут работать для всех сотрудников. Теперь же всем ясно, что план рабочий и мы к этому действительно готовы. Сотрудники Банка максимально переходят на удаленную работу. Все вопросы с клиентами, все рабочие вопросы решаются в режиме онлайн: организуются конф-коллы, видеоконференции и видеосовещания. Банк переходит на электронный документооборот. Все, что до этого казалось невозможным или должно было занять несколько лет, было сделано за неделю. Банки от формального декларирования, что они диджитал, действительно переходят в онлайн.

– Учитывает ли банк текущую ситуацию в мире с коронавирусом при планировании?

Сергей Хайруллин

Разумеется, причем масло в огонь подливает и параллельная история с решением ОПЕК, из-за которой произошло драматическое снижение стоимости нефти и последующая девальвация рубля. В совокупности это может нанести банковской системе колоссальный удар.

– А о каких конкретных изменениях идёт речь?

Сергей Хайруллин

Мы разработали несколько стресс-сценариев, в которые заложены длительность всевозможных карантинов, снижение потребительской активности и множество других параметров. Оценили, как реализация этих сценариев отразится на нашем балансе. Разработали систему цветовой классификации наших клиентов на основе их риска и потенциального влияния на Банк. Определили список отраслей и профили клиентов, для которых мы временно замораживаем выдачу новых кредитных продуктов. Определили планы действий с клиентами, которые сильнее всего пострадают от вируса, скорректировали кредитную политику и стратегию. Уже сейчас понятно, что история с вирусом запустит тектонические сдвиги в мировой экономике. Будут рваться и модифицироваться глобальные цепочки поставок, меняться предпочтения потребителей, многим отраслям экономики придется полностью переделывать свои бизнес-модели. Банк должен проактивно смотреть на все эти вызовы.

– Чувствует ли банк какие-либо изменение клиентских предпочтений? Например, спад или наоборот возросший спрос на кредитные продукты, какой-либо нетипичной для данного времени рост спроса на определённые группы товаров?

Сергей Хайруллин

Начнем с транзакций розничных клиентов. Здесь мы фиксируем падение покупок ж/д и авиабилетов, клиенты стали реже ездить на метро и чаще пользоваться такси. Стали совершать больше покупок в магазинах и аптеках. Клиенты начали реже посещать отделения Банка, спрос с их стороны на кредитные продукты тоже упал, что естественно, поскольку сейчас никто не планирует каких-то крупных покупок. Выросла покупка валюты, но это скорее из-за фактора с нефтью.

Если говорить о корпоративных клиентах, есть два шаблона поведения. Первые выбирают все свои кредитные лимиты, поскольку опасаются, что банки их в ближайшее время закроют и новых денег они уже не найдут. Вторые просто замерли и ждут, что будет дальше, и не совершают никаких действий.

– Какое влияние окажет вирус в целом на банковскую мировую систему?

Сергей Хайруллин

Мы ожидаем, что вирус окажет существенное влияние на мировую и российскую экономику, что выльется в проблемы и в банковской отрасли. Снижаются экспорт и внутреннее потребление, что автоматически скажется на прибыли компаний и замораживании их инвестиционных программ. Такое влияние может выразиться в падении спроса на новые кредиты со стороны наиболее платежеспособной части заемщиков, а также в ухудшении кредитного качества компаний, взявших кредиты в иностранной валюте, и физлиц, столкнувшихся с заметным падением реальных доходов из-за ускорения инфляции. На наш взгляд сильнее всего пострадают транспортная отрасль, туризм, импортеры, сфера услуг, нефтесервисные компании и т.д.

По мнению многих экспертов, Банки сейчас лучше подготовлены к кризису, чем в 2008 и 2014. Они поменяли свои балансы, почти нет открытой валютной позиции (средства, привлеченные в иностранной валюте, покрыты активами в инвалюте), процентный риск частично переложен на клиентов в виде кредитов с плавающей ставкой. Теперь банки меньше подвержены валютному и процентному риску. Однако, мы не считаем плавающую проценстную ставку верным методом снижения риска, поскольку при дальнейшем росте процентных ставок и курса у заемщиков возникнут сложности при обслуживании кредитов, и риск рыночный перейдет в риск кредитный, что также выльется в формирование резервов и убытки.

Для банков мы ожидаем повышенную волатильность и снижение маржинальности, проблемы с ликвидностью и достаточностью капитала, рост проблемной задолженности. Безусловно, сейчас степень этих проблем будет полностью зависеть от программы поддержки государства.

ЦБ уже дал послабления для банков. «Кредитные организации смогут до 30 сентября 2020 года не ухудшать оценку качества долга таких компаний, который был реструктуризирован из-за сокращения доходов заемщика. Также банки смогут приостановить формирования резервов для туристических и транспортных компаний, пострадавших от коронавируса. Для производителей лекарств и медицинской техники банки смогут ввести пониженный коэффициент риска в размере 70% по рублевым кредитам и снизить этот показатель до нуля для надбавок риска для валютных займов. Это означает, что для банка-кредитора такие кредиты будут оказывать меньшее давление на капитал.»

Но этих мер явно недостаточно, меры очень точечные и формальные. Фактически ЦБ предлагает банкам маскировать проблемы по их клиентам. Да, если этого не делать, у многих банков тут же начнутся нарушения нормативов по достаточности капитала. Но с другой стороны это никак не решает ни проблемы банков, ни проблемы их клиентов, которые страдают от спада на рынке.
Должна быть всеобъемлющая поддержка и со стороны правительства, и со стороны ЦБ, поскольку угрозы для экономики и банковской отрасли сейчас очень серьезные. У нас есть на кого равняться, уже есть опыт других стран, где правительства идут на беспрецедентные меры, такие как налоговые и ипотечные каникулы, компенсация уплаченных процентов, обнуление ставок, закачивание банков ликвидностью. К тому же, у нас есть небольшая фора, особенно по сравнению с Азией, ведь у нас вирус только начал распространятся.

В интервью принял участие следующий эксперт:

Сергей Хайруллин
blank
директор департамента по управления рисками БКС Банка