Хватит ли в бюджете денег на то, чтобы пережить вторую волну COVID-19?

Необходимо понимать, что следствия COVID-19 для финансовых систем стран мира в 2020 г. стали не только проверкой на прочность, но и своеобразным стимулом создания особого, социально ориентированного механизма развития экономики этих стран.

Цена карантинных мер

По данным Oxford Economics, пандемия коронавируса вызвала глубокую рецессию в мировой экономике на карантинные мероприятия. В России на них было направлено около 4-5% ВВП, в то время как в развитых странах, где бюджет солиднее, процент составляет 7-9% от ВВП.

Пакет мер бюджетной и финансовой поддержки в России относительно невелик по сравнению с развитыми экономиками, но соответствует объемам помощи в сопоставимых странах.

Меры бюджетной политики являются важной частью антикризисной политики страны, хотя в результате увеличения расходов и снижения нефтегазовых доходов за первые месяцы 2020 года дефицит отечественного федерального бюджета составил 406.6 млрд рублей .

Очевидно, что вирус COVID-19 учесть подобных обстоятельств не способен и лечатся от него страны по основному протоколу, в котором важнейшим являются бюджетные средства (рис. 1).

Стремительное распространение COVID-19 в развитых странах, изоляция населения и меры внутренней политики, потрясения на финансовом рынке привели к изменению прогнозов роста ВВП в сторону сокращения в США на 0,2%, в Еврозоне – на 2,2%, при прогнозируемом росте ВВП экономики Китая на 1%).

Что же касается экономических последствий пандемии коронавируса, в России для снижения их негативного влияния на экономику был принят ряд решений в области финансов, бюджетного и налогового кодекса, которые направлены на поддержку экономики и населения страны.

 

blank

Рис 1: Российский пакет антикризисных мер по сравнению с развитыми странами.

Создаваемый механизм стимулирования внутреннего спроса предусматривал приостановление до конца года проверок организаций малого и среднего бизнеса (МСБ), а представителей наиболее пострадавших отраслей освободили от уплаты налогов и страховых взносов, начисленных во втором квартале 2020 года.

Как государство поддерживало бизнес?

Поддержка конкретных отраслей в антикризисных планах страны предполагала необходимость выведения их на совершенно иной уровень, поэтому средства шли в основном на перспективные инновационные отрасли, отрасли с наибольшим мультипликативным эффектом для экономики (строительство и пищевая промышленность) и наиболее пострадавшие от карантинов автомобилестроение и авиастроение. Большая часть мер была ориентирована на поддержку компаний (2,7% ВВП). Так, пакет мер с установленным совокупным лимитом в 500 млрд рублей предназначенный для предприятий, направлялся МСБ в размере 150 млрд. рублей.

Финансовые вливания отраслей ориентировали их на увеличение выпуска продукции и услуг и тем самым также стимулировали платежеспособный спрос на производимую продукцию. Для пострадавших отраслей активно шло списание налогов, стимулирующих выплаты за сохранение рабочих мест. Использованная в период пандемии система льгот не безупречна, но в целом вполне привлекательно выглядит схема, при которой предприниматель получает льготные кредиты под 2 процента, беря на себя обязательства сохранить численность сотрудников на уровне 90%, чтобы кредит списали полностью, вместе с процентами. Если сотрудников сохранилось не менее 80%, то вернуть надо будет только половину кредита и процентов. В противном случае возмещение средств идет по цене 15%.

Характерной чертой бюджета в рамках борьбы пандемией были меры поддержки региональных бюджетов, включающие отсрочку выплаты или реструктуризацию бюджетных кредитов. Свыше 300 миллиардов рублей, были выделены на обеспечение сбалансированности региональных бюджетов.

Меры принятые в области бюджетных расходов по поддержке населения и компаний аналогичны мерам, применяемым в других странах. Они включают:

  • финансирование здравоохранения,
  • поддержку занятости,
  • поддержку краткосрочной ликвидности, кредитования и инноваций.

Проблемы снижающихся доходов населения частично компенсировались путем прямых денежных выплат из бюджета страны (за детей), использовалось субсидирование ипотечных ставок, расширились программы льготного кредитования на рынке жилья, населению оказывалась поддержка в рамках программ социального страхования и помощи, а также мер поддержки заработной платы. Это остановило снижение спроса до 3-4%, предложения – до 5-7%, однако «повисло» долгом на бюджете страны и большая часть выплат по принятым государством мерам еще предстоит в рамках дополнительных бюджетных средств фискального воздействия на последствия пандемии COVID-19.

Хватит ли в бюджете средств?

Вопрос, что же теперь будет в стране с той частью бюджета, которая еще ждет своего часа и хватит ли в бюджете средств оплатить все обещанные льготы, остается открытым. По-прежнему сохраняется высокая неопределенность относительно дальнейшей динамики распространения COVID-19 и, соответственно, необходимости пролонгации или возобновления карантинных (ограничительных) мер. В сложившейся обстановке ряд ученых прогнозирует недостачу денежных средств на основе двух главных посылов:

  1. данных прогнозов для разных стран мира, на основе предстоящего всплеска о заболеваемости и смертности в ближайшее время в России (по некоторым прогнозам, рост будет настолько высоким, что медучреждения не справятся со второй волной коронавируса).
  2. Денег на дальнейшую профилактику нет и медработникам изначально нечем будет платить, поскольку уже сейчас недоплатили и недавно в разных городах страны прошли пикеты «Заплатите за COVID».

Согласно мнению других экспертов, риски второй волны незначительны и России не понадобится повторное введение общенационального карантина , и тогда вопрос с расходами бюджетных денег свои приоритеты уступит другим проблемам.

На самом деле оценить ближайшие перспективы всегда сложно, в силу присутствия элементов непредсказуемости, и хотя приведенные прогнозы достаточно разнятся: подавляющая часть аналитиков предполагает, что как только ослабнут меры по социальной изоляции и восстановится экономическая активность, рост мирового ВВП, по самым оптимистичным сценариям, может составить 2,4%, по самым пессимистичным – 0%.

Как бы там ни было, на практике продолжается расширение заболеваемости, и вторая волна становится весьма ощутимой, особенно в условиях снятия карантинных ограничений. В связи с этим важнейшей задачей становится подготовка к ее приходу для минимизации негативных эффектов. Происходит продление и доработка решений в налоговой, финансовой и бюджетной сфере, которые были приняты на фоне пандемии, а деньги для антикарантинных мер и поддержки возможного снижения дохода населения России постепенно обесцениваются, хотя и имеются в наличии.

В рамках продолжающейся пандемии у российского бюджета есть резервы для дополнительной поддержки экономики за счет внешнего заимствования евро, использования ликвидной части ФНБ, объем которого составляет 8.4% ВВП или увеличения притока денежных средств в бюджет на уровне 3% ВВП за счет налогов (НДФЛ до 15%).

Кроме того подсчитано, что объем прямых выплат гражданам России из бюджета (предназначен для поддержки потребительского спроса в текущий и последующие три года) достигнет беспрецедентного объема в один трлн руб. Эти средства будут способствовать ежегодному увеличению спроса на продовольствие на 450-550 млрд руб. При этом индекс потребительских цен увеличится за счет дополнительного фискального стимулирования всего на 0,1-0,2 п.п., что не может существенно повлиять на ускорение инфляции. А вот как таблетка, увеличившая иммунитет против экономических последствий COVID-19, дополнительные бюджетные средства фискального стимулирования вполне приемлемы.