Кто виноват в «грязной нефти»? Эксперты не верят в официальную версию

Официальная версия произошедшего возлагает вину на небольшие добывающие предприятия и частный терминал.

После того, как стало известно о масштабной проблеме с загрязненной нефтью, «Транснефть» возложила вину на частный терминал в Самарской области, который принимал нефть от небольших добывающих предприятий. Однако эксперты не верят в официальную версию и считают, что виновата скорее сама «Транснефть».

Версия о том, что владельцы терминала решили не проверять нефть на содержание хлорорганики, сразу вызвала скептическое отношение со стороны экспертного сообщества, пишут «Известия». Учитывая, что сам вице-президент «Транснефти» Сергей Андронов озвучивал цифры в 3 миллиона тонн загрязненной нефти, версия о небольшом терминале не выдерживает критики – у них объем закачки измеряется лишь десятками тысяч тонн.

Генеральный директор Ассоциации независимых нефтегазодобывающих организаций «АссоНефть» Елена Корзун посчитала, что загрязнение оказалось очень быстрым и масштабным, а для этого объемы прокачки загрязненной нефти должны быть очень большими, а маленькие компании просто не имеют таких добывающих мощностей. Весь самарский регион, по ее словам, не добывает и 1 миллиона тонн за год.

С другой стороны, эксперты сомневаются в том, что небольшие добывающие компании используют дихлорэтан. Руководитель отраслевого информационно-аналитического центра Rupec Андрей Костин считает, что он слишком дорогой для добычи, и его используют преимущественно для разбавления смесей.

Есть в официальной версии и расхождения по датам. «Транснефть» уведомили о загрязнении нефти задолго до того, как это сообщила белорусская сторона (2 апреля, а широко известно о проблеме стало 19 апреля). Соответственно, компания могла заранее обратить на это внимание и не допускать перекачки загрязненного сырья в Европу.

Тем не менее, в самой «Транснефти» отрицают любые предположения. Там заявляют, что о загрязнении нефти до сообщения об этом от белорусской стороны не знали.

Ущерб от «грязной» нефти, попавшей в Европу, составляет от 350 до 500 миллионов долларов, причем пострадали, в том числе, и зарубежные компании. В Белоруссии сообщали, что из-за загрязнений вышел из строя целый НПЗ.