Сейчас государство тратит на господдержку втрое больше, чем составляет разрыв между чертой бедности и средними доходами малоимущих.

Всемирный банк на днях опубликовал новый доклад об экономике России. Кроме прочего, ВБ оценил российские программы социальной помощи населению – с точки зрения трат на них и их эффективности.

Как оказалось, государство тратит на помощь населению около 30 миллиардов долларов в год – это примерно 3% от ВВП, при этом в стране по-прежнему много бедных. Судя по всему, российские власти пока не смогли «настроить» программы борьбы с бедностью – другие страны тратят на поддержку меньше, добиваясь при этом большего.

Основная проблема российской системы – она не ставит приоритетом искоренение бедности. Например, в 2018 году под программы попали лишь 10% малоимущих семей, тогда как в основном программы помощи рассчитаны на отдельные категории населения. А на действительно адресную поддержку власти тратят лишь 0,4% от ВВП – при этом эффективность таких программ гораздо выше (51% против 17% по социальной помощи в целом).

Другими словами, российские власти тратят на социальную поддержку достаточно много денег, но в реальности они не доходят до тех граждан, кто в них действительно нуждается – отсюда и низкий уровень эффективности.

Переломить ситуацию ВБ советует, введя в России программу минимального гарантированного дохода для малоимущих. Сделать это будет несложно – в стране уже существует система социальных контрактов (и мы о ней уже писали).

Всемирный банк советует выплачивать всем малоимущим семьям пособие, равное разнице между реальными доходами семьи и доходами, соответствующими порогу бедности (то есть, доплачивать им до прожиточного минимума). Взамен семьи обязуются начать искать работу, учиться, водить детей на регулярные медосмотры. При этом меры должны выбираться в индивидуальном порядке для каждой семьи.

Как показывает практика, пособия в системе минимального гарантированного дохода обычно не очень высокие – то есть, отказываться от поиска работы ради жизни за счет государства никто не будет. Соответственно, и государство потратит на программу не очень много (по оценкам ВБ, это около 0,33% ВВП страны). Более того, выплатами можно гибко управлять – например, в кризис давать таким семьям больше денег, чтобы они больше тратили и поддерживали экономику страны.

Отметим, что в России и так происходит постепенный переход к выплатам на основе нуждаемости семей. Фактически все детские выплаты так или иначе завязаны на уровне доходов семьи – это новые пособия по беременности, «путинские» выплаты на детей в возрасте до 3 дет, пособия на детей от 3 до 7 лет, новая выплата неполным семьям с детьми от 8 до 17 лет. Однако во всех этих случаях семьи получают пособие в фиксированном размере, если имеют низкие доходы – тогда как ВБ советует именно доплачивать семьям до прожиточного минимума. Такая система существует в программе социальных контрактов, но она пока распространена не очень широко.