Пару хороших слов об СССР: учеба, на которой учили и работа, которой гордились

Советская эпоха была слишком продолжительной и неоднородной, чтобы можно было ее оценить однозначно – кто-то вспоминает запреты и идеологию, а кто-то – качественное образование и увлеченность своим делом. Наш эксперт Дмитрий Суслопаров – из вторых, и он рассказал читателям, каким он помнит СССР.

Когда учеба была настоящей

Я отнюдь не являюсь фанатом СССР, и все же могу вспомнить очень много хорошего.

Начнем со школы: в так называемых «домах» и «дворцах пионеров» никто не грузил детей коммунистической идеологией. Зато функционировало множество очень интересных и совершенно бесплатных кружков – радиоэлектроники, авиамодельный, судомодельный, астрономии. Всего не припомнить. По тем временам и на взгляд школьника, прекрасно оснащенных. На пустыре возле дома – бесплатная секция мотоциклетного спорта. Для совершеннолетних граждан организация ДОСААФ предоставляла, например, возможность бесплатно освоить навыки пилотирования легкомоторным самолетом.

ДОСААФ существует и поныне, но в каком убогом виде, боже мой!

В наши дни все детские секции платные, и в гораздо более скудном ассортименте. Студии робототехники, например – не что иное, как маркетинговый ход фирмы Lego.

Пока я был студентом, в нашем ВУЗе работали студия студенческого телевидения, студия фотохроники, кинохроники, студия художников-мультипликаторов… Два или три студенческих театра, хоровая капелла, была «своя» рок-команда.

Да и в самом ВУЗе кроме учебного процесса велась интенсивная научно-исследовательская работа. В лабораториях были реактивы, оборудование, материалы. Во дворе электротехнического факультета не просто учебная подстанция, а здоровенный генератор Маркса, такая вышка с пятиэтажный дом.

В глубине подвалов физического факультета функционировал микротрон – маленький, но вполне настоящий ускоритель элементарных частиц. На крыше – купол небольшого телескопа. Правда, компьютеры тогда были большими, а память – маленькой. Но вы поймите главное: в какой обстановке формировалось сознание школьника, а затем – студента. Поймите, в каких условиях рождался будущий специалист.

Сейчас я смотрю на то, что творится в родном ВУЗе, вижу сплошную нищету и запустение, и это на фоне господства платного обучения.

В работе было место творчеству

Как выпускник ВУЗа вливался в реальную жизнь – тоже разговор не простой. Критика прежней системы – дело благодатное, но я намеренно не стану поддаваться искушению. Такая проблема, когда идейный коммунист ценился выше умелого работника наблюдалась невооруженным глазом. И тем не менее, уровень знаний большинства руководителей внушал уважение. Причем можно было не только завидовать, но эффективно учиться.

В отличие от ПТУ, ВУЗ не выдает на выходе «готового» специалиста. Студента снабжают широким спектром фундаментальных знаний, а как применять их на практике, понимает далеко не каждый, и далеко не сразу. Последний, самый важный этап становления проходит в процессе общения на конкретном рабочем месте. Для инженера получается так, что учился десять лет в школе, потом пять лет в институте, и лишь после этого готов к настоящему росту. А в наши времена считается, что «готовый» специалист падает с неба, а дополнительное обучение – зло, поскольку позволяет вашему работнику претендовать на вакансию, опубликованную конкурентом.

Верите ли, нет, но в Советские времена стремление к саморазвитию вызывала самую доброжелательную реакцию как со стороны руководства, так и со стороны рядовых сотрудников. Начальник с готовностью отрывался от высоких мыслей ради воспитания молодого бойца, и коллеги делились знаниями друг с другом охотно и бескорыстно. Везде царила такая атмосфера: никто не боялся, что «подсидят» или выживут, никто не воспринимал соседа как соперника.

Надо заметить, в те времена никто не знал и слова «дедлайн», а потому время для обучения и обмена опытом всегда находилось. В рабочем графике инженера были так называемые «творческие часы», когда можно было заняться вопросами, не связанными непосредственно с текущей задачей.

Гордость за свой труд

При взгляде из нашей эпохи, в том времени была такая удивительная примета: на фоне рекордно низких зарплат инженерно-технических работников, все ученые и инженеры пользовались уважением, и студенты учились с удовольствием. Именно учились, а не покупали дипломы. Все искренне стремились к знаниям, хотя это было совершенно непрактично. Не обязательно айтишник – любой инженер жил с мыслью, будто он нужен и важен, именно от него зависит технический прогресс. Испытывал гордость, что хватило ума вникнуть и разобраться в сложном деле. Соответственно, и начальники в Советском Союзе не только знали предметную область, а вообще умели руководить специалистами с высшим образованием.

Таким образом, полученные знания не терялись, а расширялись и накапливались. Было у кого учиться, и никто этому не препятствовал.

В коммунистической сатрапии все это было, однако при демократии пропало напрочь. Откуда оно взялось и сохранилось в Советском Союзе, учитывая, что корни идут из царской России?

Да оттуда, что так должно быть устроено при любой власти. Хотели, чтобы работало, вот и сделали именно так, а не иначе. Для успешной работы в любой наукоемкой области, недостаточно прослушать пару вебинаров. Надо всю жизнь «вариться в этом соку», быть в постоянном общении с другими специалистами. И должна быть уверенность, что за полученный опыт работника будут ценить, а не выжимать, как лимон и выбрасывать.

С моей точки зрения, Советский Союз здесь не при чем. Если сегодня к нашему менеджеру приедет коллега из США, то как великое откровение поведает ту же самую истину. Весь секрет не в господствующей идеологии, а в элементарном здравом смысле.