Россия будет тратить на молодежь меньше. Но если деньги мало что решают – может это правильно?

На финансирование различных молодежных программ из бюджета выделят меньше, чем планировалось. Но действительно ли это плохо – или политика государства по отношению к молодежи и так нуждается в глубоких реформах? И не станет ли сокращение финансирования молодежи стимулом к росту протестной активности – по аналогии с белорусскими событиями?

Привычная смена приоритетов

Как это обычно бывает, резкая, как в волшебном фонаре, смена картинки мира влечёт уход на второй, даже на третий план проблем, совсем недавно казавшихся наиактуальнейшими. В самом деле: на фоне, например, происходивших в Белоруссии попыток прозападного госпереворота (или демократических протестов, или государственного мракобесия – называйте, как хотите, не суть) на первый план вышла было необходимость приведения в чувство (как это понимает государство) молодёжи, составившей в этой стране основной протестный электорат.

В этой связи – обеспокоенность отечественных вершителей государственных судеб «заразностью» прозападных либеральных идей, их влиянием на неокрепшие умы. По идее, отцы российской пропаганды просто обязаны были отреагировать на растиражированную по всему миру картинку борьбы белорусских недорослей с государством. Отреагировать с тем, чтобы на корню пресечь, не допустить повторение подобного в России.

И вдруг – Нагорный Карабах, война, признанная большинством даже наших врагов дипломатическая победа России в регионе и разрыв антироссийского «кольца анаконды» – и про Беларусь, а уж тем более про её протестную молодёжь все разом забыли.

Мало того, прошла почти никем не замеченная информация о секвестировании государственного финансирования молодежной политики в Российской Федерации.

12 процентов минус

21 октября агентство REGNUM опубликовало сообщение:

«Траты на молодёжную политику в России сократятся на 12 процентов в течение ближайших двух лет по сравнению с федеральным бюджетом на 2020-2022 годы. Сокращение предусмотрено проектом федерального бюджета на 2021−2023 годы, который внесён в Госдуму правительством.

Так, в 2021 и 2022 годах сократят соответственно на 8,5 процента и 15,7 процента расходы на программу «Развитие дополнительного образования детей и реализация мероприятий молодежной политики». Она входит в государственную программу по развитию образования.

blank

Из пояснительной записки к законопроекту следует, что финансирование урежут госпрограмме «Развитие культуры», предусматривающей помощь регионам в модернизации детских школ искусств. Федеральный проект «Кадры для цифровой экономики» также будут финансировать в меньшей степени».

Интересно, что лишь год назад финансирование государственной молодёжной политики планировали увеличивать! Вот что в 2019 году писал на эту тему «Коммерсант»:

«В следующем (имеется в виду нынешний, 2020 год – авт.) году финансирование Федерального агентства по делам молодёжи (Росмолодёжь) увеличится с нынешних 7,7 миллиарда до 11,9 миллиарда рублей»…

И ещё: «Расходы на молодежную политику демонстрируют тенденцию к росту. В 2017 год бюджет Федерального агентства по делам молодёжи составил 6,8 миллиарда рублей, в 2018-м снизился до 5,1 миллиарда, но уже в 2019 году финансирование ведомства выросло до 7,7 миллиарда рублей, а теперь планируется и вовсе в размере 11 миллиардов»…

«Ъ», разумеется, публиковал прогноз, предоставленный официальными структурами, поэтому к газете никаких вопросов. Вопрос к власти: почему столь серьёзно урезали финансирование большинства направлений молодёжной политики? Пандемия коронавируса и связанный с нею кризис? Увеличение расходов на оборону? Резкое снижение налоговых поступлений?

Ой, вряд ли. Не такие уж большие деньги были на молодёжную политику в бюджет заложены. Есть другое предположение.

Россия и Белоруссия: финансирование молодёжной политики – не в коня корм?

В 2019 году бюджетная поддержка молодёжной политики в России составила 32,9 миллиарда рублей. В 2020 году она должна была составить 45 миллиардов рублей, в 2021-м – 48,8 миллиарда, а в 2022-м – 46,6 миллиарда. Однако в новом законопроекте цифры уменьшены для 2021 и 2022 годов до 44,6 и 39,3 миллиарда рублей соответственно. В 2023 году поддержка составит 37,3 миллиарда рублей. Это всё в России.

blank

Вот что интересно. Вероятнее всего, секвестирование бюджетного финансирования российской молодёжной политики как направления государственной поддержки типа «своих» в молодёжной среде, похоже, никак не было связано со всеми другими геополитическими происшествиями. Кроме того «происшествия», что произошло в Белоруссии. Мало того, именно соседняя страна показала нам – все эти направляемые на так называемую молодёжную политику деньги ни черта, честно говоря, государству не приносят. Ни благодарности от молодёжи этим не добьёшься, ни паритетного отношения к действующей власти.

Например, в Белоруссии, государственный бюджет которой в разы меньше российского, на эти цели ежегодно закладывали сопоставимые с Россией расходы.

Ну вот вам: в соответствии с Государственной программой Республики Беларусь «Образование и молодёжная политика» на 2016-2020 годы в госбюджет этой страны было заложено почти 6,4 миллиарда рублей. Белорусских рублей. Примерный курс такого рубля к нашему составляет 1 к 30. Выходит, на пять лет соседи закладывали в финансирование Государственной программы «Образование и молодежная политика» более 191 миллиарда российских рублей. Простой арифметический подсчёт показывает, что лишь на эту госпрограмму Белоруссия тратила примерно по 38,3 миллиарда российских рублей в год. Как определённая часть белорусской молодёжи отблагодарила своё государство за это – известно.

Наследие СССР?

Завкафедрой Курганского государственного университета кандидат педагогических наук, доцент Наталья Бобкова так определяет понятие «молодёжной политики»:

«Молодёжная политика – явление, естественно возникшее и исторически развивающееся в силу общественной необходимости… [ ] Та или иная молодёжная политика реализуется даже в критических ситуациях, иначе кризис не разрешается. Радикальная перемена в обществе (перестройка, реформа, революция) относится к разряду таких ситуаций. Если общество имеет глобальный замысел измениться путем отказа от одной системы ценностей и перехода к другой, принципиально иной, то этот акт не может произойти без обращения к новым поколениям детей и молодёжи… [ ] В зависимости от идеологии общества меняются цели и содержание. В разное время у молодёжной политики свои цели, содержание, механизмы реализации».

Большинство экспертов в области молодёжной политики в нашей стране склонны считать официальным стартом этого направления государственной политики резолюцию XXVIII съезда КПСС, где были провозглашены приоритеты молодёжной политики КПСС. Эти приоритеты включали участие партийных организаций и коммунистов в выработке и реализации молодёжной политики государственными органами, а также непосредственную работу коммунистов с молодёжью.

Это принципиальное положение определило дальнейший ход решения молодёжных проблем в стране. Впервые была документально оформлена необходимость разработки государственной молодёжной политики.

Вот XXVIII съезд КПСС и узаконил, так сказать, соответствующую статью в бюджете сначала СССР, а потом – Российской Федерации.

В России пытались креативить

Газета РБК в своём исследовании развития уже российской молодёжной политики полагает, что этот термин «долгое время связывали с именем Владислава Суркова, который с 1999 года занимал посты в руководстве администрации президента. Он считался идеологом молодежных проектов «Идущие вместе» и «Наши», работавших в 2000-х годах. По мнению политолога Алексея Макаркина, целью создания этих проектов была борьба с возможными «цветными революциями» в России: «Тогда была «оранжевая революция» на Украине, был первый Майдан».

У Суркова, как известно, с молодёжью не вышло: всё равно была Болотная, всё равно блогерам, обладающим даже несколько дауничными лицами, верили больше, нежели чиновникам с лицами умными и сытыми.

blank

«После этого (Болотной – авт.) произошло переформатирование молодежной политики, продолжает газета РБК. Вместо форума «Селигер» была организована «Территория смыслов». С 2011 года, когда первым замруководителя администрации президента стал Вячеслав Володин, была сделана ставка на «креативную» молодёжную политику. Молодежи из глубинки были предложены социальные лифты.

На протяжении последних лет власти пытаются перевести внимание молодёжи с политической и правозащитной деятельности на неполитические волонтёрские проекты – в экологии, зоозащите, социальной сфере (особенно это стало актуальным в пандемию, когда стартовал проект «МыВместе»), говорит политолог Александр Пожалов:

«Для власти выгодно, чтобы молодёжь в периоды между выборами оставалась вне политики, считала эту сферу грязной и неискренней, потребляла преимущественно развлекательный контент. Поэтому Кремль много внимания уделяет поддержке раскрученных блогеров и инстаграммеров, привлекает их к рекламе своих неполитических проектов».

blank

Мираж финансового влияния

Можно, можно прийти к мнению: любая попытка огосударствления молодёжной политики приводит к фиаско. Неблагодарный это народ, молодёжь, да?

И вот что удивительно: как только молодой человек перестаёт быть молодым в том смысле, который в этот ценз вкладывает государство, он становится либо патриотом, либо либералом, либо ещё каким-нибудь «…ом» – и вливается в соответствующие уже политические течения. Либо отстраняется от политики, что тоже своего рода политическое течение. Вот «молодёжью» он быть перестаёт. Все – все! – другие слои общества, поддерживаемые государством, имеют, помимо возраста, черты, определяющие и конкретизирующие эту их общность. Пенсионеры – пенсии, индивидуальные предприниматели – ненависть к чиновникам и борьбу с постоянными поборами, общественные организации – общее прошлое и сформировавшееся на этой основе мировоззрение. Даже веганы с фемками имеют свою общность, хоть, хоть нашим государством, на счастье, пока не поддерживаются.

Молодёжь – не имеет ничего, объединяющего её как общность. Только возраст. Как результат, государственная поддержка молодёжи лишь либо фарс, позволяющий поднимать нужных государству людей, их становление и карьеру – но причём тут определение «молодёжь»? – либо, что тоже имеет место быть, ещё один, как сейчас модно говорить, «кластер» для распила бюджетных денег.

Бесплатное образование, как часть молодёжной политики – несомненное наше завоевание, пусть сейчас и в достаточной степени условное. Бесплатные кружки и спортивные секции, возвращающиеся в наши города и сёла – что отрадно, хоть и мало – несомненная заслуга того направления государственной политики, что у нас называется «молодёжная». Вот только на дальнейшее мировоззрение, в частности, политическое, юного россиянина эти бонусы не имеют никакого влияния. Отсюда и обида старшего поколения на «бесящихся с жиру» студентов: «Мы вас выучили, а вы»…

Может быть, есть доля истины в том, что финансирование занятости молодёжи – одно, а воспитание гражданина – совсем другое? Не всегда получается это у государства. Сколько денег ни вбухай в молодёжную политику, что уже полвека в нашей стране огосударствлена, двадцатилетнему студенту стукнет «жёлта вода» по башке с утра – и он пойдёт на Болотную. Потусоваться. Самооценку приподнять. Не тварь же дрожащая – тоже право имеет…

Папа и мама – вот и вся политика

Не раз и не два – и в России, и в Белоруссии после студенческой бузы – среди достаточно вменяемых комментаторов звучали мысли: мало этих студентов папа в своё время порол. Хороший ремень по мягкому месту на долгие годы отбивает охоту рассматривать себя как центр Вселенной и требовать от окружающих по отношению к себе того же.

Да, ремень. Вон, в элитных школах в толерантнейшей Британии до сих пор преподаватели за проступки учеников – детишек лордов, сэров и пэров – лозой стегают. Не в шутку стегают. А лозу предварительно в соли вымачивают. Выходит из такого заведения джентльмен пусть и не совсем нынешней Европе соответствующий, зато к жизни весьма приспособленный. В перспективе ею и управляющий. Своей и окружающей. Откуда иначе глубинное мировое правительство взялось? Из радужно-вегано-фемской тусовки, что ли? Вся эта шушера разноцветная – для отвода глаз, похоже…

А если серьёзно – есть такое мнение: нашему государству, ежели оно ждёт от молодёжи доброго к себе отношения, нужно гораздо больше внимания уделять не столько этой молодёжи, сколько её родителям, пока она – молодёжь – ещё не молодёжь, а мелочь ясельная. Когда брошенному с детства из-за чрезмерной занятости или бытового пьянства родителей милому созданию стукает 15-16, чего-либо ждать от него уже поздно. Всё равно поступит по-своему, и почти всегда – не так, как хочется окружающим. Уже не молодым.