В каких странах суд является вершителем закона, а в каких ещё и творцом?

В правовой теории существует 2 правовых семьи, в которых суд традиционно играет разную роль. Поэтому и требования, предъявляемые к судье и его поведению, будут разными.

Англо-саксонская правовая система

Правовая система США относится к англо-саксонской правовой семье вместе с Великобританией, Канадой, Австралией, Новой Зеландией и др. странами. Характерными чертами данной правовой семьи является преобладание в правовом регулировании прецедента как источника права, что в полной мере проявляется в законодательстве США. Источником права, т.е. законом может быть решение суда по конкретному делу. Это делает суд органом законодательной власти, а как следствие, наделяет его широкими полномочиями. При этом существует представительный законодательный орган государственной власти. В США это Конгресс, который в свою очередь делится на палату представителей, в которую входит 441 членов (в РФ аналогичную функцию осуществляет Государственная Дума) и Сенат, в который входит 100 сенаторов (в РФ аналогичную функцию осуществляет Совет Федерации).

Нормотворческая функция суда, не только наделяет судью широкими полномочиями, но и как следствие предъявляет повышенные требования к самим судьям, что бы они могли закон не только применять, но и когда нужно его творить. Судья должен быть достаточно компетентным и иметь хорошее, качественное образование. В античные времена, когда численность населения была, не так велика, как сейчас, а ритм общественной жизни был более медленным, такой подход к организации судебной власти был вполне уместен. Немаловажным было и то, что решение суда было окончательным всегда в первой инстанции. Иных инстанций не существовало. Обжаловать принятое решение суда было некуда. Поэтому рассмотрение спора не занимало много времени. Однако, по мере развития человеческого общества, увеличением и расширением рынков, торговли, ускорением и усложнением общественных отношений, такой подход делал необходимым сделать систему законодательства более универсальной.

Романо-германская правовая система

Россия относится к романо-германской правовой семье. Для стран, относящихся к данной правовой семье, характерно кодификация законодательства по примеру дигестов Юстиниана. Во многом, благодаря дигестам Юстиниана мир узнал о трудах римских юристов. Более того, именно систематизация сочинений римских юристов придало им новое самостоятельное значение, возводя их в ранг всеобъемлющего источника права.

Суд в данных странах является вершителем закона, который применяет закон, а не творит его.

В обеих правовых системах суд и сам должен следовать закону. Однако, несомненно, что в англо-саксонской правой семье суд имеет больше полномочий.

Для стран, относящихся к данной правовой семье, характерно то, что источником права является нормативно-правовой акт, утвержденный представительным органом власти. В романо-германской правой семье суд исполняет роль беспристрастного служителя закона, который призван только применять закон. Понимание несовершенства человеческой природы лежит в основе романо-германской правовой семьи, где принятый представительным органом власти нормативно-правовой акт и есть закон, за рамки которого суд не может выйти. Такой подход делает принятое судебное решение не только более законным в глазах общества, но и более легитимным, то есть одобряемым обществом. Именно по этому, во всех странах мира символом правосудия служит фигура древнегреческой богини Фемиды с завязанными глазами, символизирующими беспристрастность. С античных времен беспристрастность, независимость судей считается главными требованием, которое к ним предъявляется. Решение, принятое на основе такого закона, несомненно, будет вызывать большее уважение у граждан, ведь до этого он был принят и его одобрило большинства. Суду же остается его применить, следуя установленному порядку.

В англо-саксонской правой семье судья может выйти за пределы установленного закона, признав случай «уникальным» и требующим специального регулирования. Вместе с тем это дает больше поводов для злоупотребления полномочиями суду.

В России действует свое законодательство, которое регулирует деятельность судей, устанавливает требования, которые к ним предъявляются, определят порядок их деятельности. Согласно Закону РФ о статусе судей, судья при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

В случае возникновения конфликта интересов судья, участвующий в производстве по делу, обязан заявить самоотвод или поставить в известность участников процесса о сложившейся ситуации. Именно таким и должен быть судья. В общениях с людьми при исполнении обязанностей он должен придерживаться официально-делового тона. Его поведение не может быть дружеским, панибратским, фамильярным, бесцеремонным, ведь в глазах людей таким будет выглядеть не он, а закон.

Фрэнк Каприо как яркий представитель судебной системы США

Судья Фрэнк Каприо конечно проявляет сострадание и жалось к подсудимым, избавляет их от наказания или делает его очень мягким. Однако, решение суда должно быть справедливым. В глазах же людей такое поведение скорее воспринимается как поведение очень мягкого, доброго человека, который всегда поможет, снизит или вообще избавит от наказания. Суд не может произвольно избавлять всех от наказаний ради одобрения в обществе или потому что всех жалко. Суд должен иметь еще и моральные силы применить закон. Помилование может иметь место тогда, когда наступило раскаяние. Когда человек осознал содеянное. В шоу, Фрэнк Каприо, далеко не всегда можно понять и увидеть, что человек раскаялся. Сам Фрэнк Каприо в интервью называет свои судебные процессы шоу. Безусловно, в жизни людей есть много обстоятельств, которые, способствуют или наоборот, законному или противозаконному поведению человека. В правовой доктрине это называется смягчающими или отягчающими обстоятельствами. Однако, это является именно обстоятельствами, отягчающими или смягчающими наказание, но не избавляющими от него полностью. Если человек много работает, учится по вечерам, сильно устает из-за этого, и поэтому припарковался в неположенном месте, это конечно может вызвать сочувствие, заставляет сопереживать ему, но не избавить от наказания. Такое поведение судьи дает повод не уважать закон, а верить, что даже если ты нарушишь, есть шанс попасть к такому судье, который тебя оправдает или смягчит наказание, потому что он добрый, а не справедливый.

Такое поведение возможно еще и потому, что Фрэнк Каприо рассматривает незначительные нарушения, наказание за которые зачастую может составлять 20 долларов США, за превышение скорости, неправильную парковку и т.д. Даже учитывая различия в уровне жизни в России и США, это не большая мера ответственности. Кроме того кол-во подобных дел, которые он в силах рассмотреть настолько не значительно в сравнении с общим количеством нарушений, что это по сути почти не влияет на общий результат работы судебной системы в целом. Он может рассмотреть тысячи таких дел, а совершаются они десятками и даже сотнями миллионов. Например, в РФ в 2019 г. 142 млн. штрафов было выписано российским водителям, а общая сумма штрафов превысила рубеж в 100 млрд. Поэтому в России делается упор на автоматическую фиксацию нарушений ПДД, и штраф выписывается на основании таких данных сотрудниками ГИБДД, а не судьями. Это позволяет привлечь к ответственности гораздо большее кол-во нарушителей в процентном соотношении, чем в США. В России суды тоже рассматривают дела о нарушения правил ПДД, но в основном по тем нарушениям, которые не фиксируются автоматически и в порядке проверке законности и обоснованности вынесенных штрафов. Конечно, в жизни множество вопросов вызывает сама эффективность штрафов как меры ответственности, однако это не относится к судебной системе и самим судьям. Это относится к правовой системе в целом, законодательству и самой правовой доктрине, делающей упор на административных шарфах как методе борьбы с нарушениями ПДД.

Невозможно представить себе рассмотрение уголовных дел таким судьей, как Фрэнк Каприо. Привычное для него поведение наверняка просто бы привело к его отводу, введу его поведения. Его поведение, по сути, сводится к тому, что он берет на себя роль и обвинения и защиты, с упором на защиту. Это недопустимо именно при рассмотрении уголовных дел, где суд разрешает спор, а не ведет следствие. Суд лишь управляет судебным процессом, то есть определяет порядок рассмотрения дела, но не сам представляет доказательства в пользу обвинения и защиты. В рамках уголовного процесса его поведение было бы невозможным еще и потому, что это дела, где пострадавшими как правило, являются живые люди со своими проблема и трудностями. Принимать решение по таким делам, несомненно, гораздо более сложно. Но самое главное решения по таким делам не вызывали бы у общества такого однозначного одобрения.

В России такое поведение однозначно было бы воспринято как нарушение судебной этики и принципов процессуального законодательства.